БЛЕФ ИЛИ СОКРОВИЩА НИБЕЛУНГОВ?



В Орле грядет очередная, восьмая по счету, ярмарка инвестиций. Непонятное иноземцам, но жизнеутверждающее с оттенком размашистости, щедрости и всеобщего ликования название за восемь лет существования так и не породило оптимизма у рядовых орловских предпринимателей. А жаль.
Раз в году она при ярких декорациях, безудержном размахе глашатаев и заводил собирает толпы предприятий, фирм, холдингов, желающих себя показать и на других посмотреть. 4, 10, 12, 22 (!) млрд. рублей инвестиций по результатам таких ежегодных ярмарок объявляют сенсационными, обещая их вложить в орловскую экономику. Несомненно, что гигантские суммы, декларируемые в пресс-релизах ярмарки, подавляют всякие сомнения нищающего населения о целесообразности таких акций. Но что стоит за гигантскими цифрами привлечения капитала, ставящими Орловщину в один ряд с оффшорами Гибралтара и Кипра? Реальны ли намерения инвесторов? Насколько эффективно для области реализуются инвестиционные проекты?
Сразу скажем: ярмарки инвестиций, придуманные Е. Строевым, — выдающееся и потенциально эффективное для экономики региона ноу-хау, но… Но идея ярмарок губится на корню несовершенством системы управления экономикой региона и номенклатурным аппаратом, который, как правило, сводит на нет ноу-хау губернатора.

Инвестиционный кураж

В макроэкономике под инвестициями понимаются вложение в создание нового или возмещение изношенного произведенного, человеческого или природного капитала.
Можно выделить две группы инвестиций: создание новых видов производств с нулевой отметки и долгосрочные вложения в имеющийся, но морально, физически устаревший, изношенный, частично простаивающий или замороженный имущественный комплекс с целью его реанимации, модернизации и в перспективе — достижения прибыльности. И те, и другие в высшей степени необходимы области. Но реализуются хаотично, беспланово, беспрогнозно, бессистемно, подобно базарному, случайному совпадению спроса и предложения. Здесь явная брешь в работе экспертно-аналитического аппарата губернатора.
Ряд экономистов-аналитиков полагают, что ярмарки инвестиций — это профанация эффективности управления при пустых карманах, своего рода блеф, в который заставляют верить. Дескать, как сирены, «заманивая» богатых, престижных, солидных инвесторов – бизнесменов, мы «обещаем» им манну небесную и небо в алмазах, искусственно позиционируя Орловщину как центр экономического благоприятствования, формируя позитивный политический внутрироссийский и международный имидж «продвинутого» руководства области. Мы блефуем? Да. Но отчасти. Нам необходимы внешние денежные инъекции. Следовательно, если «силиконовой долины» нет, ее надо придумать. Здесь нет ничего аморального, поскольку практика, например, многих американских штатов и городов, показала, что внешнее инвестирование под «блеф» тамошних губернаторов часто оборачивалось расцветом всей экономики регионов, общим прогрессом территории. Поэтому объективно нельзя категорично отвергать идею и практику орловских ярмарок инвестиций.
В схеме орловских инвестиций не присутствует понятие «вложение капитала». Механизм «а ля орловских» инвестиций - это одолжение капитала либо перераспределение собственности. Таким образом, под громким и оптимистичным понятием «инвестиции», строго говоря, скрываются либо заемные операции, либо уступка инвесторам имущественных прав на объекты недвижимости, землепользования и т. п. с последующим извлечением дивидендов в пользу приобретателей.

Они – «наше все»!

Вообще любое предприятие всегда вполне осознанно и самостоятельно разрабатывает свою бизнес-стратегию, готовит бизнес-проекты, берет под них кредиты, вовлекает в долевые участия новых партнеров, формирует собственные финансовые ресурсы. Они делают это всегда - зимой и летом, осенью и весной. PR-достижением орловской ярмарки инвестиций является то, что она провозглашает это под своим знаменем. Таким образом, в день проведения ярмарки оглашаются бизнес-проекты, которым суждено сбыться и без ярмарки.
Объективно следует отдать должное тому, что Е. Строев как человек с мощными связями «перетянул» в область невиданный в орловской глубинке бизнес. Одни названия чего стоят: «Фригогласс Евразия» («FRIGOGLASS EURASIA») - завод по производству холодильных витражей и морозильных камер, огранное предприятие (для обработки сырых алмазов) «Орел-АЛРОСА», итало-российское производство керамической плитки «Велор», «Кока-Кола Боттлерз Орел». Нет сомнений, что руководящий менеджмент этих компаний знает, чего они хотят, вкладывая деньги в свои структуры, размещаемые в области. С одной стороны, это их бизнес и их инвестиции в их же бизнес. И если бы не заслуги Егора Строева, пригласившего их на «свою» территорию, то называть эти бизнес - проекты достижением «мозгового» экономического блока областной администрации следует с большой натяжкой. С другой стороны, к «оранжерейным» условиям их деятельности на территории области в свое время были претензии у Счетной палаты РФ. В частности, отмечалось, что Орловским облсоветом и представительными органами местного самоуправления в нарушение статьи 56 Налогового кодекса РФ предоставлялись индивидуальные налоговые льготы. Так, от уплаты налога на прибыль в части, зачисляемой в областной и городской бюджеты, налога на имущество и земельного налога были освобождены ОАО «Золотой Орел», АООТ «Мостострой-66», СКПК «Агрокредит», ООО «Кока-Кола Боттлерз Орел», ЗАО «Велор», ОАО «Стройтрансгаз-Инвест» и некоторые другие.
Если вспомнить историю орловских ярмарок инвестиций, обнаружится, что за рамками колоритных анонсов остались лишь упоминания о таких инвестиционных проектах, как организация сборки машин «Фольксваген»(500 млн.DM), производство сельхозтехники фирмы Claac (50 млн.DM), создание производственного комплекса Debis International Trading GmBH. Не слышно о размещении на территории завода им. Медведева совместного производства свеклоуборочных комбайнов с «ТДМК групп». «Зависла в воздухе» договоренность с «Трансаэро» об организации регулярных авиаперевозок по воздушной линии Орел-Москва-Минск. Неизвестно о развитии договоренностей с «Сибирско-Уральской нефтегазохимической компанией» о строительстве межрегионального терминала по хранению и реализации сжиженного газа.
Интересны и следы инвестпроектов первых ярмарок инвестиций. При активном участии губернатора в России во второй половине минувшего десятилетия были созданы сразу две компании, имеющие целью перенести на местный рынок американо-израильский опыт в области высоких компьютерных технологий. Первой из них стало ОАО «Трехмерная память», созданное в Орле. В числе ее учредителей выступили Фонд Госимущества Орловской области, ГУ и ряд зарубежных компаний, в частности, австрийско-американская Constellation Group, которая и сконцентрировала в своих руках контрольный пакет акций. В контексте ярмарки инвестиций в 1998 году с аналогичной целью в России была создана фирма 3-DOM. Во главе ее встал Е. Строев, выступавший также в качестве основного учредителя 3-DOM. 33% акций этой фирмы оказались в руках администрации Орловской области. Но какова судьба этого проекта, аналогия которого создала на Западе миллиардные состояния, неизвестно.
Более того, обнаруживается, что провозглашенные как «успехи» ярмарки инвестиций проекты реализованы почему-то вовсе не у нас. Итальянская фирма «Канди», планировавшая вложить 51 млн. долларов США в производство в Орле стиральных машин, почему-то стала работать на территории Липецкой области. К сожалению, «игра» в антураж благоприятного бизнес-климата породила сладкую веру орловских чиновников в то, что он, и вправду, благоприятен, устранила их от практического самоанализа ситуации и адекватной ее оценки. Протоколы и соглашения о намерениях, не пересекая этой фазы договоренностей с обладминистрацией, тем не менее «пиарятся» как «актив» и успех очередной ярмарки. Но это неоправданно и несолидно. Тщательно скрываемые на первых порах от инвесторов проблемные вопросы развития бизнеса на территории области в конечном счете неминуемо обнаруживаются при детальном прикладном заключении конкретных договоров и контрактов. К сожалению, в экономическом и аналитическом блоке органов власти отсутствует какой-либо внятный анализ потребительских ожиданий инвестора и правдивых гарантий региона. Не создано механизма урегулирования экономических векторов интересов инвесторов с социально-экономическими установками Орловщины, абсолютно отсутствует алгоритм входа инвесторов в орловский рынок, нет прозрачности и гласности условий деятельности на территории области. По данным Орловского отделения «ОПОРЫ России», некоторые внешние инвесторы, проявляющие интерес к региону, сетуют на коррупцию и административные препоны со стороны ключевых фигур наших органов власти. Исходя из этого, вполне органичным следствием является то, что инвестиции в регион не носят массового характера.

Для своих - двойной стандарт

Другая часть инвестиционных проектов вызрела и реализуется внутри области. Несомненно, стабильность орловского бизнеса определяют крупные, средние и малые субъекты предпринимательской деятельности, которые имеют грамотный менеджмент. Примерами может служить «Межгосметиз-Мценск», Орловское ОАО «Пульс-Эко», «Кедр-М», ряд ливенских производственных предприятий. В то же время прослеживается и другой слой предприятий, которые держатся «на плаву» исключительно за счет «припадания» к бюджетным или околобюджетным источникам финансирования. И это нельзя назвать инвестициями. Сформировался достаточно узкий круг предприятий и лиц, которые являются постоянными потребителями и получателями кредитов из Фонда поддержки предпринимательства. Веет ангажированностью и недобросовестной конкурентностью и от тех, кто без каких-либо оснований кредитуется под гарантии администрации или получает субвенции. Эти псевдоинвесторы также часто фигурируют в активах ярмарок инвестиций. Их бизнес-проекты переписываются из года в год, и они уже до начала ярмарки включены в список претендентов на «инвестиции», то бишь на роль заемщиков.

Кредиты, ау!

На коллегии Минэкономразвития и МАП была критически оценена деятельность Государственного фонда поддержки малого предпринимательства. Это справедливо и на примере Орловского фонда. Основные претензии: отсутствие реальной поддержки малого и среднего бизнеса, засилье бюрократического аппарата и наличие непреодолимых административных, технических, оформительских претензий ко всем соискателям государственной поддержки. Орловский ФПП и в повседневной деятельности, и на ярмарках инвестиций стал фондом поддержки только крупного предпринимательства. В качестве объектов инвестиций — производство по огранке алмазов, ювелирная фабрика, строительные монополисты, но явно не малый бизнес. Более того, в числе постоянных инвестиционных пристрастий фонда и структур ООЦРО «Развитие» находятся собственные структуры, созданные «Развитием».
Малому бизнесу в большинстве своем кредиты не доступны. Тормозит их уже сам метод рассмотрения заявок. Так, например, для участия предпринимателя в той же ярмарке инвестиций требуется бизнес-план. Очевидно, что требовать от вчерашнего слесаря, волей судьбы занесенного в свободное предпринимательство, грамотного бизнес-проекта на палатку по ремонту обуви или на ларек по продаже пирожков - дело обреченное. Так он отсеивается сразу же. Другой, кто пообразованнее и замахивается на что-то крупнее микробизнеса, легко попадается на удочку забрезжившего в тумане льготного кредита. Но орловские чиновники легко ставят его на место. Его бизнес-план не удовлетворяет установленные ими же требования, и ему советуют заказать бизнес-проект здесь же, в фонде. Не стоит говорить, что эта услуга платная. Перед ярмарками инвестиций стоимость проектов поднимается в разы. Доверчивый предприниматель и не предполагает, что далее последуют еще и многочисленные копии его балансов и деклараций, заверенные в налоговых инспекциях, выписки оборотов по его счетам, заверенные банком. Он тщательно собирает для фонда требуемый пакет документов, полагая, что получит кредит и вернется к своему бизнесу с новой силой. Но это тоже ошибка. Поскольку главное условие- залог. Что подразумевает чиновник под залогом, он решает сам: дом, квартиру, машину, товар - на сумму, втрое превосходящую истребуемый кредит, при одном условии их ликвидности. Степень ликвидности определяется тоже чиновничьим глазом. Соответственно, все, что может предложить в залог нищий представитель предпринимательства, оценивается в копеечные суммы, при которых запрашиваемый тобой кредит выдать просто невозможно. Но если даже кредит выделен, все суммы подлежат возврату с начислением процентов за пользование. Не составляет особого труда понять, что инвестирование, предусмотренное государством, и выдача денег под процент имеют разную природу. Если первое реально вводится в бизнес и начинает работать на отдачу (производство продукции, занятость, налоги), то второе работает больше на фонд. Свидетельство тому — принятые арбитражным судом Орловской области решения, где кредиты, выданные Фондом поддержки предпринимательства, несмотря на название договора «Кредитный договор», признаны договорами займа. Вывод однозначен: предприниматель обречен на обнищание. Это подтверждается статистикой по орловскому бизнесу: доля предприятий, сдающих убыточные балансы, возрастает. Приходится констатировать, что ярмарки инвестиций в Орле не ставят акцент на малом и среднем бизнесе.
Ярмарка инвестиций может быть и блефом, и кладом для региона. Пока ресурсный потенциал области «не разрабатывается» грамотными, профессиональными и заинтересованными в экономическом прорыве области чиновниками-археологами. Им порой проще блефовать, что здесь «захоронены «сокровища нибелунгов». А мы ведь догадываемся, что они есть, эти сокровища. И что часть из них уже растворяется в руках и карманах некоторых ответственных лиц.

31 мая 2004, 22:00  2945

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Экономика и власть"