ВТОРОСОРТНЫЕ



  Казалось бы, на умирающей Орловщине, население которой ежегодно сокращается на 20-30 тысяч человек, приезд вынужденных переселенцев и мигрантов, особенно на село, должен только приветствоваться. Но если в 2002 году, по официальным данным миграционной службы, в область приехали 187 человек, то в 2003 году приток переселенцев иссяк. Наоборот, из области уехали 200 человек. А уезжают потому, что отношения с переселенцами власть, как правило, строит на принципе «А кто вас сюда звал?».

  Дагестанца Дибиргаджи Кадиева и всю его многодетную семью, а у него 11 детей, тоже никто не приглашал. Они приехали сами. Дагестан – один из самых беднейших регионов России, работы там нет, земли тоже. Вот Кадиевы и подались в глубь России в поисках лучшей доли. За десять лет, что мыкаются по стране, счастье улыбнулось им лишь однажды и то не надолго.
  Сначала Кадиевы жили в Смоленской области. Дибиргаджи устроился на льняную фабрику электриком. Дали ему трехкомнатную квартиру, регулярно платили зарплату. На одиннадцать детей, конечно, не хватало, но для переселенцев постоянная работа и жилье – предел мечтаний.
  Такие люди, как Дибиргаджи, для ухватистых русских капиталистов – находка. Заставить их работать можно и за малые деньги, при этом права качать они не будут. Кадиев тоже вкалывал с утра до вечера. Пока не надорвался. Заболела спина, заныли суставы, и с работы пришлось уйти, а потом и съехать со служебной квартиры.
  Полное отчаяние охватило главу семейства – как жить, чем кормить детей? Тут один товарищ и надоумил переехать на Орловщину. Там, дескать, и сельское хозяйство на подъеме, и в процветающих агрофирмах работы на всех хватает, и, взяв кредит, можно дом построить. Так Кадиевы оказались в селе Новополево Глазуновского района. Только описанного товарищем рая они в деревне не заметили. Здесь своих безработных полно,а тем, кто работает, зарплату все равно не дают. Что же касается домов, то если их кто и строит, так все больше начальство.
  Выживать Кадиевы стали самостоятельно. Купили маленький домик в 18 квадратных метров полезной площади, считай - по метру на душу. Завели подсобное хозяйство. С хозяйством у переселенцев проблем больше, чем, допустим, у русских. Местные выращивают поросят, а мусульманам это запрещено религией. Корову же с 36 соток земли, которые им выделили под огород, не прокормишь.
  Питаются Кадиевы плохо, хлеба не едят вовсе. Покупают муку , а на семью им надо 2,5 мешка в месяц, и пекут национальные лепешки. Эти лепешки и чай и есть основная еда в семье. По большим праздникам варят аварский суп – хингал. Это тоже нарезанное мелкими квадратиками тесто, но еще немного мяса, лук и зелень.
  Этой весной местная власть наконец-то пошла навстречу бедствующим людям, и Кадиевым отвели дополнительно гектар земли. Теперь они могут расширить свое подсобное хозяйство и кормить скотину.
  Сейчас с родителями остались только три дочки – Мадина, Зуилахат и Жалал. Мадина закончила девять классов, а дальше учиться родители ее не пустили. Пара молодых рабочих рук нужна и в доме, и на семейном поле. Видимо, такая же судьба ждет и ее сестер. А вот Тимур, который вернулся из армии, выучился на шофера. Родители из кожи лезли, голодали, но смогли оплатить водительские курсы. Остальные дети уехали, кто куда.
  О них у отца все мысли. Каждый день Дибиргаджи читает Коран и пять раз совершает намаз. О чем он просит бога? Да о том же, о чем молят и его русские соседи. Чтоб страна процветала, чтоб не было войны, чтоб жизнь у детей была чуть-чуть счастливее, чем у него с женой. Но пробиться в люди из всей семьи может разве только их 17-летний сын Гамзат.Он гордость семьи. Парень пристроился в столице, серьезно занимается боксом, к нему уже присматриваются менеджеры профессиональных клубов. Стать боксером-профессионалом – его мечта. Можно заработать много денег и помочь семье. Чтобы не были Кадиевы людьми второго сорта.

31 мая 2004, 22:00  2198

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"