КТО Ж ЕГО СНЕСЕТ?! ОН ЖЕ ПАМЯТНИК! Операция «Эвакуация»: «верхи» не могут, «низы» не хотят



Когда-то великий Гете назвал архитектуру онемевшей музыкой. Понятно, что, живи Гете в наши дни, да еще в России, восторженное сравнение вряд ли бы сорвалось у него с языка. Хрущевки-близняшки вперемешку с особняками в причудливо-безвкусном стиле напоминают скорее онемевший крик. Крик типового убожества и шального богатства соответственно. Но порой среди этого хаоса еще можно увидеть ту самую «онемевшую музыку», которая когда-то радовала взор гения. Правда, наша музыка больше похожа на похоронный марш.

МАЛЕНЬКИЙ РАСКАРДАШ

Где обычно живут люди? Если повезет – в доме, квартире, на худой конец в общежитии. Если совсем не повезет – в картонной коробке на городской свалке. Несколько орловских семей живут в… памятнике. По утверждению специалистов Центра по охране памятников, «здание по ул. 1-й Посадской, 16 состоит на государственном учете… как памятник архитектуры конца ХVII века, внесенный в Свод памятников РФ». Вопрос, нравится ли обитателям памятника жить в памятнике?

… Каждый день через высокий забор во двор перелетают кошельки. Чаще пустые, иногда – с документами, которые карманникам без надобности. Валяются использованные шприцы с испачканными кровью иглами, бутылки… Рядом играют дети. В парадном и на лестничных клетках спят бомжи. С наступлением темноты становится по-настоящему страшно. Валентина Лаврушина, которая живет здесь несколько лет (ее окно выходит во двор), рассказывает, что неоднократно была свидетельницей криминальных происшествий. Ей даже телевизор не нужен. Смотришь в окошко: идет себе представительный мужчина в красивом меховом картузе. Дубленка нараспашку, костюм, галстук, папка с документами. Отвлечешься на шум закипевшего чайника – через минуту видишь того же щеголя в буквальном смысле раздетым до трусов. По грязному снегу разбросаны документы из растерзанной папки. Милиция! А милиция и сама знает: в темном дворике в центре города вольготно себя чувствуют наркоманы, дешевые проститутки и бомжи.

За свою трехвековую историю само здание не претерпело значительных изменений. В лучшую сторону. Деревянная парадная со скрипучей дверью, которую попеременно распахивают порывы ветра и чьи-то ноги. «Удобства», – на улице. Говорят, раньше было два туалета. Но ветер перемен и новые обитатели первого этажа (о них чуть позже) снесли один клозет. К оставшемуся постоянно выстраиваются очереди. Расположение дома таково, что в этих «хвостах» стоят не только его обитатели, а все, кому приспичило. Рядом – еще одно достижение цивилизации – водопроводная колонка. Машины здесь моют тоже все, кому не лень.

Маленькие квартирки, продуваемые сквозняками. Жуткие прогнившие лестницы. Печи. Спасибо ХХI веку – в них не дрова, а газ. Но из-за непобедимой сырости печки отошли от стен, и отравление угарным газом для жильцов вовсе не сказы про средневековую Русь и «черные» избы. В 1989-м бюро технической инвентаризации (БТИ) обследовало дом и выдало прелюбопытную справку. По экспертному заключению, средний износ дома составляет 70 (!) процентов. Цитирую: «Значительное выпирание грунта и разрушение стен в подвале. Сильная ржавчина на поверхности кровли и со стороны чердака, массовые протечки. Оконные переплеты, коробка и подоконная доска полностью поражены гнильем и жучком… Полы на грани разрушения, поражены жучком и гнилью. Пользоваться лестницей опасно, зыбкость при ходьбе. Диагональные, продольные и поперечные трещины на потолке. Конструкция на грани разрушения».

«ВЕРШКИ» И «КОРЕШКИ»

Сколько десятилетий жильцы добиваются переселения! У них накопились кучи справок, ответов, отписок. Нет, власть не открещивается от них – понимает: жить в этом здании опасно. Даже сочувствует. Но проблему не решает.

Прошло почти двадцать лет. Памятник архитектуры и его обитатели и ныне там. Онемевший осколок века 17-го застрял в 21-м. Из-за ветхости архитектурный памятник того и гляди превратится в надгробный. Но сейчас появился реальный шанс ситуацию переломить – из федерального бюджета Орел получает 10 млрд. рублей на снос ветхого и аварийного жилья.

Но пока одни спят и видят переезд, другие чешут затылки и думают, как бы здесь остаться. Жильцы разбились на два лагеря. Граница – изъеденные грибком и гнилью перекрытия между первым и вторым этажами. «Верхи» – жители второго этажа, «низы» – предприниматели, выкупившие квартиры на первом.

То, что дом живет двумя разными жизнями, видно любому внимательному прохожему. Снаружи здание всегда аккуратно выкрашено светлой краской. Окна первого этажа «укатаны» в пластик, а трещины на стенах кокетливо прикрыты вывесками магазинов. Удобное место: непрерывный поток людей и машин очень располагает к торговле. Сувенирная лавка, слева от парадного – мебель на заказ, на углу – все для животных, чуть дальше – одежда, выброшенная из Европы для наших нищих граждан из вторых рук и с третьих ног.

БИЗНЕС FOREVER!

Если двадцать лет назад жителям обещали, что скоро их дом снесут, то сегодня они получают совсем другие ответы: «Администрация города Орла уведомляет вас о том, что постановлением администрации г. Орла №1162 от 01.06.2007 г. разрешен перевод квартиры №10 по адресу: 1-я Посадская, 16 в нежилое помещение для организации магазина промышленных товаров». Но если кто-то «столбит» место в памятнике, значит, его сносить не собираются? И не есть ли эти кто-то те самые предприниматели, которые не хотят уходить? Это косвенно подтверждает рассказ жильцов второго этажа: «28 сентября предприниматели собрали нас и просили, чтобы мы не соглашались на переселение и дали письменный отказ. Они обещали, что со временем купят наши квартиры. Только не сказали когда. Письменное согласие никто из нас не дал. Тогда они сказали, что сделают все сами». Война между «вершками» и «корешками» открыла новый фронт.

И ВСЕ-ТАКИ ГДЕ ЖЕ У НЕГО КНОПКА...

Очень похоже, что предприниматели действительно что-то сделали, нажали на какую-то невидимую кнопку. В партийном придатке «Орловской правды» – газете «Время орловское» заместитель председателя горсовета М. Вдовин упомянул разваливающийся памятник. Причем в таком контексте, что жители второго этажа впали в транс. После внимательного изучения дополнений и пожеланий, высказанных гражданами по программе сноса аварийного жилья, г-н Вдовин сказал: «В подавляющем большинстве случаев просьбы авторов писем выполнены, их дома внесены в программы либо сноса, либо капитального ремонта. Есть и другие примеры. Жители дома № 16 по ул. Посадской попросили, чтобы их дом не сносили. Сейчас мы рассматриваем этот вопрос».

Интересно, кто и о чем просил господина Вдовина? Чей вопрос он рассматривает? Читаем: «Мы, собственники жилых и нежилых помещений по ул. 1-й Посадской, 16 обеспокоены включением нашего дома в национальный проект по сносу ветхого и аварийного жилья. Хотелось бы напомнить вам, что наш дом является памятником архитектуры XVIII века и объектом исторического наследия… Уверяем, что дом не является ни ветхим, ни аварийным...» Далее подписанты просят дом не сносить, а только капитально отремонтировать. То, что дом случайно потерял сотню лет «возраста», спишем на незнание авторами истории.

Но что делать с заключением БТИ от 89-го года о 70-процентном износе строения? Что случилось с трехсотлетним зданием за двадцать лет? Как оно могло из аварийного стать пригодным для жизни?

Ответы на эти вопросы подскажут фамилии «нижеподписавшихся». Из семи три принадлежат жильцам второго этажа. Правда, одну из подписанток давно никто не видел – в ее квартире живут квартиранты. Двое других якобы поверили обещаниям предпринимателей выкупить их квартиры. Но, не дождавшись обещанного, сейчас воссоединились с остальными жителями второго этажа и на днях подписали обращение к депутату с просьбой переселить их из памятника.

Кто же остается? А. Головин – магазин «555», Г. Федин – «Мебель на заказ», Т. Гуськова – «Одежда из Европы», О. Долгонос – «Сувениры». Вот конкретные «жильцы дома №16», которые хотят остаться там и ради этого нажимают на все кнопки. Где вы живете на самом деле, господа предприниматели? Понятно, что не в 16-м доме на ул. 1-й Посадской. Не в памятнике «онемевшей музыки». Ваши дома не здесь. Здесь – ваш бизнес.

СВЕТ ТВОИМ ГЛАЗАМ!

А те, кто на самом деле живет в условиях средневековья, действительно больше не могут выносить эту муку. Нет, они не просят снести памятник. Они просят переселить их из него. И никакие попытки «корешков» не должны этому помешать.

Господин Вдовин, не читайте письма «корешков»! Придите полюбоваться «онемевшей музыкой» XVII века. Посмотрите, как на самом деле живут те, кто там действительно живет, а не работает. Онемеете!

22 ноября 2007, 22:43  2390

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"