ВКУСЫ СТАРИКОВ И ДЕПУТАТОВ НЕ СОВПАДАЮТ. Российскому пенсионеру положено одно яйцо на четыре дня



Один хороший русский поэт когда-то написал стихи про старость: «старость – это награда или кара за все». Для наших стариков стихи оказались пророческими. Правда, награды люди, отдавшие родине жизнь и здоровье, не получили. В новой России старость стала для них карой. Только за что?

КУБА ДАЛЕКА, КУБА ДАЛЕКА, КУБА РЯДОМ, КУБА РЯДОМ

В начале 90-х годов на Кубе вспыхнула эпидемия невиданной доселе болезни. Кубинцы слепли. Начиналось все с покалывания и тумана в глазах, потом возникала светобоязнь, потом – слепота. Это у одних. Другие страдали нарушениями памяти, теряли слух и чувствительность к боли, затем нарушалась походка. Заканчивалось все параличом.

Первыми заболевшими были мужчины в возрасте от 40 до 60 лет. Вскоре армия больных пополнилась женщинами, подростками, студентами, военнослужащими. К 1993 году на острове Свободы насчитывалось уже 50 тысяч жертв странной болезни. Не в силах справиться с нараставшей эпидемией, кубинские власти пригласили в страну иностранных медиков. Были среди них и российские врачи. Именно им и удалось выяснить, что за напасть свалилась на кубинцев.

Оказалось, страшную болезнь вызвали не вирусы, не бактерии и не прочие вредные микробы. Причиной кубинской нейропатии (так окрестили ее медики) стала элементарная нехватка еды.

С осени 1991 года Куба оказалась в особом положении. Проще говоря – в одиночестве. Перестал существовать Советский Союз, а вместе с ним и прочие социалистические страны. Снабжать Кубу продовольствием было некому – бывшие союзники от острова Свободы отреклись. И население первого и последнего оплота социализма в Америке зажило сладкой жизнью – в прямом смысле слова. Поскольку, как всем известно, основная сельскохозяйственная культура на Кубе – сахарный тростник.

Сахар (глюкоза) – это углеводы. Ими в основном кубинский народ и питался. А вот белки и жиры, то есть мясо, рыба, масло, яйца, были в явном дефиците. Плюс нехватка витаминов. В результате – резкий дисбаланс в питании и отравление нервной системы продуктами углеводного обмена.

В общем, нежные кубинские организмы не выдержали «особого положения». Оно и понятно – субтропики, солнце, океан закалке организма не способствуют. То ли дело в России. Наши граждане (пенсионеры и инвалиды по преимуществу) в «особом положении» уже второй десяток лет пребывают – и ничего, не слепнут, не глохнут, в параличе не лежат. Они к особому режиму приспособились.

Я КОЩЕЯ СТАЛ ТОЩЕЕ ОТ ПАЙКОВЫХ ОВОЩЕЙ

Россия не Куба, сахарный тростник у нас не водится. Экономической блокады тоже нет. Поэтому российский люд питается разнообразно и сбалансированно. Правительство наше, заботясь о населении, еще в 1999 году определило, что нужно народу, чтобы он не протянул ноги. Этот необходимый минимум рассчитывается на год, называется потребительской корзиной и включает в себя одежду, лекарства, предметы первой необходимости и, конечно же, набор продуктов питания. В наборе этом присутствует все вкусное и полезное: мясо – говядина, баранина, свинина, птица, масло – животное и растительное, рыба – свежая и соленая, а также яйца, сыр, молоко, творог. Имеются фрукты, чай, сахар и даже конфеты с печеньем. А еще хлеб, картошка, «огурчик соленый, лучок и капустка – мировая закуска». Не деликатесы, конечно, но для сносной жизни вполне подходящее меню. Беда только в том, что слишком уж мало еды лежит в потребительской корзине.

Взять, к примеру, паек, положенный пенсионеру в Российской Федерации. В день людям преклонного возраста выделяется по 150 граммов хлеба – белого и черного, около 250 граммов картошки, 20 граммов различных круп, стакан молока или кефира (на выбор), по 27,4 грамма говядины и курятины, 38,4 грамма свежей рыбы, по 5 граммов сметаны и сливочного масла, около 50 граммов сахара. Конфеты, печенье и селедка, видимо, считаются особым лакомством, поэтому их дневная норма не дотягивает и до 2 граммов. Меньше 5 граммов приходится на огурчики-помидорчики – свежие и соленые. Зато прочих овощей в изобилии – аж 82 грамма. Фруктов, правда, поменьше – 37 граммов. И одно яйцо на четыре дня.

Если сравнить этот продуктовый набор с рационом «врага народа», сидевшего в сталинские времена на Соловках, окажется, что истинными «врагами народа» являются современные пенсионеры. Потому что соловецких узников кормили куда как лучше. Так, например, в 1929 году заключенный на Соловках получал пайку – 600 граммов хлеба и «приварок», состоявший из 100 граммов мяса, 200 граммов рыбы, 100 граммов крупы плюс 300 граммов овощей и 35 граммов растительного масла. Конфет и фруктов зэкам, конечно, не полагалось, но основных продуктов, как видим, давали больше, чем нашим дедушкам и бабушкам. Да оно и понятно – заключенный ведь работал, лес для страны заготавливал, а для этого силы нужны. А бабушки и дедушки все свои силы стране уже отдали, их теперь можно и на голодном пайке, то есть на потребительской корзине подержать.

ВЫЗЫВАЕТ ИНТЕРЕС ВАШ ПИТАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС

Выбор продуктов питания определяется предпочтениями в еде и финансовыми возможностями семьи или одиноко проживающего гражданина, а не потребительской корзиной – примерно так ответил орловской пенсионерке М. Ходыревой начальник управления труда департамента экономической политики области В. Медведев. Ответил на запрос, в котором Маргарита Аркадьевна просила господина Медведева указать стоимость потребительской корзины пенсионера в Орловской области в 3-м квартале 2007 года, а также рассчитать, сколько стоит суточный паек того же пенсионера. Стоимость корзины г-н Медведев указал: прожиточный минимум орловского пенсионера составляет 2598 рублей, из них 1242 рубля должно идти на продукты питания. Что же касается стоимости суточного пайка, то ее начальник управления рассчитывать отказался: а зачем? Как уже говорилось выше, что и на сколько есть и пить в сутки, определяет сам гражданин. Как говорится, дело вкуса и кошелька.

То есть кошелек определяет вкус. Вот, к примеру, кошельки нынешних кандидатов в депутаты Госдумы от «Единой России»: у Владислава Резника в кошельке лежит 1,2 млрд. рублей трудовых доходов, а у его товарищей по партии чуть поменьше. В. Груздев заработал 935 млн. рублей, Б. Зубицкий – 659 миллионов, А. Хайруллин – 598 млн. Дальше – по убывающей, но тоже в миллионах. Даже если разделить на 12 месяцев.

А вот в кошельке орловской пенсионерки М. Ходыревой в третьем квартале этого года ежемесячно лежало 2940 рублей. И если умножить эту сумму на 12 месяцев, то все равно миллионов не выйдет. Даже одного.

Ну, и значит, вкусы у пенсионерки Ходыревой и депутатов-едроссов никак не могут совпадать.

Что ест на обед депутат? Насчет домашних обедов сказать не беремся, а вот на рабочем месте народные избранники питаются тем, что дают. В думской столовой. А дают в столовой следующее (выдержки из меню): на закуску – икру лососевую с маслом, семгу с лимоном, буженину с хреном и т.п. На первое можно взять супчик из цветной капусты с гренками, на второе – отварную осетринку или жареную семгу с соусом тартар, а хотите – курицу по-царски или что-нибудь еще – выбор богатый. Десерт тоже имеется: чернослив со сливками, мед натуральный, мороженое с черешней. Всякие пирожки и компоты – само собой.

А теперь угадайте, из чего состоит обед пенсионерки Ходыревой? Правильно, все из той же потребительской корзины. Потому что хотя пенсия Маргариты Аркадьевны и превышает прожиточный минимум аж на 342 рубля, купить себе лишней еды на них она не может. Потому что эти денежки идут на лекарства. Вообще-то М. Ходыревой их должны давать бесплатно, но не дают, потому что пресловутая программа ДЛО, как всем известно, благополучно провалилась. Того, что остается в кошельке пенсионерки после покупки необходимых лекарств, хватает аккурат на квартплату, мыло-порошок и прочие хозяйственные нужды, ну и на продуктовый паек из потребительской корзины.

Впрочем, и на этот скудный набор в последнее время многим орловским пенсионерам уже не хватает. Потому что за девять месяцев текущего года стоимость потребительской корзины выросла на 16,7%, а пенсии при этом увеличились на 8,5%, а стало быть, их покупательная способность упала более чем на восемь процентов.

Ученые Института социально-экономических проблем народонаселения РАН выяснили, что если человек хотя бы месяц посидит на пайке, заложенном в российской потребительской корзине, то деградации личности ему не миновать. Наши пенсионеры сидят на этом пайке годами. И, представьте себе, не деградируют. Дедушки и бабушки у нас закаленные: они пережили войну, разруху, послевоенный голод, советский дефицит. Сегодняшний «век-волкодав» медленно их убивает. С помощью законов, принимаемых депутатами-миллионерами, вроде знаменитого 122-го – «О монетизации льгот» или той же издевательской потребительской корзины. Их лишают жизненно необходимых лекарств, они месяцами едят социальный хлеб и картошку и десятилетиями носят свою старенькую одежду. Они слабые и больные, потому что им не хватает белков и витаминов. Государство, держащее стариков на голодном пайке, словно бы говорит им: вы не наши, вы обуза, вам пора умирать. А они живут. Просто им до смерти хочется жить.

22 ноября 2007, 22:43  1858

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Экономика и власть"