МЫ ТАК НЕ ДОГОВАРИВАЛИСЬ. Фермеру будет хорошо, когда рак на горе свистнет



Андрей Кузнецов искренне верил в то, что национальный проект ему, фермеру, поможет крепко стать на ноги. Два года назад в родной деревне он начал разводить коров. Сегодня Кузнецов коров разводить не хочет. Сегодня его «разводят» на деньги.

ТВОЯ КОРОВА ДАЕТ «НЕПРАВИЛЬНОЕ» МОЛОКО

Первые шаги Кузнецова как кормильца были уверенными. Андрей коренной болховчанин, и отец его, и дед, и прадед – все были хлебопашцами. Да какими хлебопашцами! Его деда по материнской линии Дмитрия Сурова в районе до сих пор вспоминают как лучшего механизатора.

Профессия у него самая что ни на есть уважаемая и нужная на селе. Сначала закончил сельскохозяйственный техникум, потом институт. По первому образованию он ветеринар, по второму зоотехник. После института работать в деревню не поехал. Пристроился в областном охотуправлении. Но два года назад вернулся на родную землю.

Возвращение к корням далось нелегко. В муках взвешивал все за и против, думал о жене и детях. О детях особенно. Им же учиться надо. Но в конце концов решился. В поселке Никитский неподалеку от родового гнезда купил маленький домик без газа, водопровода и прочих городских благ. Первый свой кредит потратил на покупку скота. Сейчас в его хозяйстве семь коров и два быка. А еще на откорме стоят семь телят и четыре поросенка. Есть и свиноматка. Прочая мелкая живность – куры, гуси, индюки – не в счет. Это, так сказать, для личного потребления.

Земля у Кузнецова своя – все 43 гектара. Это паи дедов, бабок, родителей Андрея и жены Светланы. Есть и небольшой парк техники. Корма для скотины Кузнецовы заготавливают сами, часть земли засевают зерновыми, часть травами. Надеяться Кузнецову не на кого, поэтому в своем хозяйстве он сам себе и командир, и начальник штаба. В одном лице и пахарь, и сеятель, и комбайнер. За скотиной ухаживать помогает жена, ну, и детишки в силу своих возможностей.

Первое разочарование в национальном проекте наступило тогда, когда понял: молоко, которое дают его коровы, никому не нужно. Система закупок в области разрушена до основания, новую никто не создает.

А молоко у Кузнецова «неправильное», это даже его дети Алеша и Юлечка знают. «Правильное» молоко, оно какое? Нальешь в трехлитровую банку, а через час в ней два миллиметра молока, остальное – забеленная водичка. А «неправильное» молоко с кузнецовской фермы – это когда в банке две трети сливок, остальное молоко. Литр «правильного» молока в магазинах уже стоит под 30 рублей. А «неправильное» фермерское – червонец. Рынок сбыта для своего «неправильного» молока Кузнецов нашел сам. Продукцию сдает на орловский маслозавод и продает гражданам. Вот так каждый день, загрузившись трехлитровыми банками, ездит Кузнецов в Болхов, где у него уже собственная клиентура.

И такого «неправильного» молока Кузнецовы готовы производить в десять раз больше. Нет, не в десять, в 20, а то и в 30 раз больше! Понимая, что нужно развиваться, Кузнецов решил прикупить животноводческую ферму. Одну и приметил рядом с домом. На удивление, ферму не растащили на куски. Если от других по всей округе остались одни «скелеты», то успенская ферма выглядит пристойно: требуется лишь небольшой ремонт. А все, что нужно для ведения молочного бизнеса, сохранено – и электричество, и водопровод. Ферму, видимо, не разорили, потому что местное население знает, кому она принадлежит. А числится она за крестьянским фермерским хозяйством Николая Данилова, который есть родной отец главы района Сергея Данилова.

ЗНАЕТ КОШКА, ЧЬЕ САЛО СЪЕЛА

По словам Кузнецова, разговор о покупке фермы он вел не со стариком Даниловым, а его сыном-начальником. И понятно почему. Николай Корнеевич уже в таком преклонном возрасте, что вести с ним разговоры о собственности, куплях-продажах и прочих рыночных реалиях – дело трудное, если не сказать бесперспективное.

Другое дело сын. Как говорится, мужчина в полном расцвете сил и красоты, к тому же большой начальник. То, что начальник, – очень важно. Районный глава (и не только Данилов) для местных жителей, можно сказать, что король для своих подданных. Да что там король! Короли о такой власти над людьми даже и не мечтали. У наших ее не в пример больше. В любом вопросе за ними последнее слово. Да и первое, чаще всего, тоже. Как проходил торг между фермером и главой района, Кузнецов рассказывает так:

– Разговор у нас состоялся в кабинете. Сговорились за 250 тысяч рублей, а документы он обещал оформить за месяц. Потом ко мне приезжал начальник районного управления сельского хозяйства Николай Васильевич Левин. Он напомнил, что надо заплатить деньги. Звонила и жена главы – Надежда Викторовна. 20 июля я пришел в районное управление сельского хозяйства, где она работает. И передал деньги. Бухгалтер фермерского хозяйства Раиса Георгиевна Курочкина тут же выдала мне квитанцию о приеме денег и накладную о покупке фермы. Ну, как тут заподозрить, что меня, как говорят, «разводят» на деньги?

То, что «разводят», Кузнецов понял спустя четыре месяца. Но летом, не подозревая подвоха, привел на ферму своих коров, кормил их там, поил, доил. Он-то думал, что ферма его, а юридические вопросы, как и обещал глава района, будут улажены позже. После покупки фермы в кузнецовское хозяйство зачастили журналисты областных СМИ. Газетчики, видимо, не без подсказки управленцев из районного отдела сельского хозяйства, в своих статьях красочно описывали трудовые крестьянские будни. Кузнецова представляли как довольного жизнью крестьянина, который исключительно благодаря национальному проекту и заботе власти занялся молочным бизнесом. О проблемах ничего не говорилось.

А проблемы были. Потому что ни через месяц, ни через два и даже через три сделка до конца так и не была оформлена. Сначала Кузнецова о своей проблеме Даниловым напоминал робко. Потом более настойчиво, и вот уже требует: верните деньги или оформите документы. В ответ слышит, мол, приходите завтра. Или после дождичка в четверг. Или когда рак на горе свистнет. Рак так и не свистнул.

А ДЖЕНТЛЬМЕН ЛИ ТЫ, БРАТЕЦ КРОЛИК?

Как же он мог так бездумно вляпаться в это дело? Грамотный человек, с образованием и не знает, что любая сделка с недвижимостью требует определенных законом процедур – подписания договора купли- продажи, акта передачи собственности и прочего? Знал. Но настаивать не стал, целиком полагаясь на порядочность Даниловых. Он же не монтер Мечников, а глава района не Остап Бендер. Это только проходимцы руководствуются принципом «деньги вечером, стулья утром, можно и наоборот, но деньги вперед». А порядочные люди заключают джентльменское соглашение и слово свое держат. Разве мог Кузнецов заподозрить главу района в том, что тот не джентльмен? Разве мог он подумать, что даниловские родственнички окажутся что те наперсточники, разводящие граждан на рынках?

А что же сами Даниловы думают об этом финансовом конфликте? Из разговора с Сергеем Николаевичем Даниловым и его супругой Надеждой Викторовной поняла, что они и рады на ферму оформить все документы и отдать их Кузнецову, но не могут по объективным и от них не зависящим причинам. Нет, оказывается, никаких документов в природе. Не существует их.

БУХГАЛТЕР, МИЛЫЙ МОЙ БУХГАЛТЕР

Чтобы понять, как отец главы района стал фермером, нужно поворошить прошлое. Было некое коллективное хозяйство, которое объявили банкротом. На дедушку, которому сто лет в обед, зарегистрировали фермерское хозяйство. Самым странным образом старший Данилов стал владельцем части бывшей колхозной собственности, в том числе и фермы. Хотя, если вспомнить, кем работает его сын, ничего странного в этом и нет. Но есть вопрос. Как могли его объявить владельцем фермы, если нет документов? Даже технический паспорт, по признанию главы района С. Данилова, все еще оформляет конкурсный управляющий товарищ Волков. Выходит, что Кузнецову «впарили» собственность, права на которую продавцы не могут подтвердить? А может, и нет у них на ферму никаких прав?

Супруга главы Надежда Данилова все домыслы и обвинения отвергает. Как она сказала: у них, в смысле у семьи, все чисто, прозрачно и законно. Деньги, полученные от Кузнецова, не пропали, не ушли в чей-то карман, а поступили на счет фермерского хозяйства старшего Данилова.

Сергей Николаевич и вовсе пошел в полный отказ. Ферма чья? Его? Нет, отца родного. А сын за отца не ответчик. А деньги кто брал? Не он же, Данилов, брал? Нет, не он, он их даже в глаза не видел. И супруга его, Надежда Викторовна, не брала. И действительно не брала. А кто брал? Бухгалтер КФХ «Данилов Н.К.» Курочкина брала, она же и квитанцию Кузнецову выписала, и печать на ней шлепнула, и подпись свою поставила. Все так, все верно. И какие в этой ситуации претензии по закону может предъявить к супружеской чете Кузнецов? Получается, что никаких. А если кто и виноват, так это Курочкина. Зачем квитанцию выписывала, зачем печать ставила? А может, для того, чтобы Данилова скомпрометировать? У него сейчас выборы. 2 декабря он переизбирается на новый срок на пост главы района. И кто знает: не «заказали» ли его конкуренты? Кстати, политический заказ Сергей Николаевич не отрицает.

ПТИЧКУ ЖАЛКО

А теперь давайте подведем некоторый итог. В Уголовном кодексе есть статья 159 – мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Утверждать, что в данном случае было мошенничество, мы не имеем права. Это прерогатива следствия и суда.

Согласитесь, крайне важно выяснить, на каком основании отец главы администрации объявлен собственником фермы обанкроченного хозяйства? Были ли соблюдены все требования закона при реализации имущества предприятия-банкрота? Кто в конце концов договаривался с Кузнецовым о продаже фермы и какими полномочиями он обладал? Какова роль в этом главы администрации, имеет он к этому отношение или нет? Есть множество вопросов, на которые необходимо дать точный и однозначный ответ. А главный из них – почему собственность сельскохозяйственных предприятий находится как бы в подвешенном состоянии? Она вроде бы кому-то принадлежит и вроде бы ничья, потому что не оформлена должным образом. И на ком все-таки ответственность за эту очень даже мутную водичку? Впрочем, в чьих интересах муть, догадаться нетрудно.

История-то в общем обыденная и на селе весьма распространенная. Она во многом объясняет, почему крестьяне-труженики становятся нищими и откуда у деревенского начальства и его родни появляются особняки, элитные квартиры в городах, торговые предприятия и прочие важные вещи, которые позволяют не особо утруждать себя работой, но жить безбедно.

Ну а несостоявшемуся фермеру Андрею Кузнецову можно только посочувствовать. Хотя и себе тоже. До тех пор, пока российского крестьянина так и будут разводить по первое число, довольствоваться нам всем придется исключительно «правильным» молоком по тридцать рублей за литр. Пока по тридцать …

15 ноября 2007, 22:26  2064

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Экономика и власть"