ОДНА ДОМА. На праздник тебя приглашу, а на большее ты не рассчитывай



«Новая демографическая политика» государства («материнский капитал», выплаты семьям, усыновляющим детей-сирот), похоже, не для многодетных матерей и родителей детей-инвалидов. Как и прежде, им придется рассчитывать только на свои силы, поскольку вся «забота» о таких семьях ограничивается нищенскими пособиями да редкими благотворительными мероприятиями вроде праздничных новогодних елок с бесплатными подарками.

На одной из таких елок в городском центре культуры за пару дней до Нового года я и познакомилась с Бэлой и Полиной Озеровыми. Они стояли в хороводе у наряженной елки – миловидная молодая женщина с грустными глазами и устроившаяся у нее на руках белокурая девчушка. Девочка улыбалась во весь рот и что было сил пыталась вскинуть вверх свои худенькие ручки – точь-в-точь как веселящие публику скоморохи. Получалось плохо – руки почти не слушались. А через несколько минут, устав держать Полину на руках, Бэла унесла дочку из круга и заботливо усадила на широкий бортик раздевалки.

Для шестилетней Полины елка, Дед Мороз, Снегурочка не в диковинку – на праздник она приходит с мамой не в первый раз. Точнее, Бэла приносит ее на руках, так как самостоятельно ходить и даже стоять Полина не может – у девочки детский церебральный паралич. Чтобы сделать несколько неуверенных шагов, держась обеими руками за мамины, Полине приходится прилагать неимоверные усилия. Для этой крохи каждый такой выход «в свет» – целое событие, ведь болезнь ограничила ее и без того маленький мир стенами родного дома и больничных палат.

Полина – старший ребенок в семье, кроме нее у родителей еще двое – братик Саша и сестричка Настя. Они, слава Богу, здоровы. Настя ходит в детский сад, а дома «воспитанием» младших занимается Полина.

– Она старшая, — рассказывает Бэла, — а значит, считает, что маленькие должны ее слушаться. Прикрикнуть даже может, если очень расшалятся. И те подчиняются.

Так по мере своих сил Полина помогает маме – ведь той приходится ой как несладко. Тридцатилетняя Бэла работать не может – ухаживает за больным ребенком, поэтому семья живет на одну папину зарплату. Статус многодетной матери дает право получать детское пособие. Целую тысячу в месяц. На троих детей. Но эти гроши подспорьем в семейном бюджете не назовешь.

— Детские деньги мы даже не трогаем, — невесело говорит Бэла, — все откладывается на поездки в Москву, в лечебный центр, где дочка должна наблюдаться регулярно. В течение года копим, потом едем.

ДЦП, как известно, не лечится. Но чтобы ребенок мог хоть как-то двигаться и мало-мальски себя обслуживать, необходимы постоянное медицинское наблюдение и процедуры. Местная медицина здесь ничем помочь не может, поэтому Бэла вынуждена ежегодно возить дочь в столичную клинику. За свой счет, разумеется. Всю жизнь. А стало быть, всю жизнь Озеровым придется откладывать каждую копейку. О государственной помощи речь не идет. Печально известный закон о монетизации льгот не только ухудшил материальное положение Озеровых, но и чуть было не лишил Полину одной из немногих радостей ее маленькой жизни – общения. Девочка она коммуникабельная, открытая, общаться со сверстниками очень любит. Но так уж вышло, что друзья Полины живут в разных концах города. Раньше она с мамой часто ездила в гости – то к одним, то к другим. Но льготы на проезд для многодетных матерей отменили, и для семьи, где каждая копейка на счету, такие поездки стали непозволительной роскошью. Так что теперь Полине все больше приходится сидеть дома и принимать гостей у себя, благо друзья у этой семьи понимающие – приезжают сами, пусть и не так часто, как хотелось бы. Видно, поэтому так радуется она многолюдному обществу, собравшемуся вокруг новогодней елки, и улыбается так искренне и лучезарно.

…Уходя, я оборачиваюсь и вижу, как маленькая Полина старательно пытается идти, переставляя заплетающиеся ножки. Она прощается со мной и машет рукой. Дети постепенно поднимаются на второй этаж, где их ждет веселый спектакль. У елки остается лишь представительная группа в строгих костюмах – мэр, председатель горсовета и иже с ними готовы рассказать журналистам, как много они делают для инвалидов. После короткого интервью мэр быстренько поздравил детишек и срочно отбыл.

Возвращаясь в редакцию, на перекрытой гаишниками улице я увидела кортеж губернатора, спешащего на открытие очередного гипермаркета. И снова вспомнились Полина с Бэлой. Им-то спешить некуда. В отличие от государственных забот больших солидных дядей дома их ждут обычные маленькие проблемы: как прокормить троих детей на одну зарплату, как собрать денег на лечение Полины – словом, как выжить.

11 января 2007, 10:13  1624

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"