ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО. Луч творчества на темном фоне жизни



Не так давно в г. Орле открылась небольшая выставка картин художника, который не имеет пальцев.

— Да обо мне и рассказывать-то нечего, — смущается Дмитрий Савелькаев. – Родился, учился… в общем, все как у всех. Мне ведь всего тридцать. Пойдемте лучше картины смотреть.

Все его полотна написаны кистью, которую держали руки без пальцев. Пишет Дима в основном пейзажи и натюрморты. Здесь, на выставке в мэрии, их около двух десятков. На стенах небольшого холла заснеженные русские равнины, покрытые инеем деревья. Вот золотистый лук на скатерти, какие-то кувшинчики, чайнички, фрукты, вот уютно свернувшийся клубочком кот, а вот томик Пушкина в окружении осенних листьев. Все, действительно, обычно, но я почему-то долго не могу оторвать глаз от незамысловатых полотен. Смотрю на последний трамвай, оранжевым светом рассекающий ночной мрак, и пытаюсь понять, какое чудо должно было произойти с «человеком с ограниченными возможностями», чтобы он мог сказать о себе: «Ничего особенного, все как у всех».

Судьба распорядилась так, что, пока сверстники играли в прятки или гоняли футбольный мяч, Дима, родившийся без пальчиков, рисовал и лепил из пластилина фигурки животных. Он всегда был: «я сам!». Именно так он отвечал маме, когда та пыталась помочь, видя, какого труда мальчику стоит слепить медвежонка или разрисовать картинку в детской книжке. Валентина Михайловна уверена, что способности сына – это дар свыше. «У нас в семье никто никогда не рисовал, талантов особенных нет, а Диму Бог наградил – что-то отнял, а взамен дал талант».

Талант и огромное трудолюбие. Ведь даже обычному человеку, чтобы развить данные от природы способности, требуется приложить немало усилий. Что же говорить о художнике, лишенном своего главного инструмента – пальцев?

Дима Савелькаев многого добился еще в детстве. «Знаете, какой у него почерк был в школе! — рассказывает мама. — Тетрадки можно было на выставку отправлять».

Кстати, учился Дмитрий в обычной городской школе, там же, в орловской школе № 5, прошла его первая персональная выставка.

По примеру брата занялась живописью и младшая дочь Савелькаевых Наташа. Так и ходили в «художку» вместе. Наташе доставалась роль Санчо Пансы при брате – Дон-Кихоте. Шли на занятия так: маленький, щупленький Дима впереди, а за ним Наташа с мольбертами, кистями, красками… Наташа стала взрослой и уже не рисует, а для Димы живопись стала смыслом жизни.

Пишет он в основном маслом – говорит, что для него это проще, но не отказывается и от акварели. Не в состоянии понять, как он работает, прошу Диму показать, как он держит кисть. «Очень просто, смотрите, — показывает Дима, зажимая шариковую ручку между нижними фалангами левой кисти. — Или вот так, — ручка зажимается двумя руками сразу. — Все просто.

Застенчивый молодой человек очень сдержанно отзывается о своих уникальных способностях. Когда я завела разговор о его таланте, он неожиданно спросил: «А вы считаете, что он у меня есть?»

Мы с Димой идем в областной выставочный зал на открытие выставки работ учеников народного художника СССР А. Курнакова. Я знаю, что Дмитрий Савелькаев тоже учился у Андрея Ильича, писал под его руководством дипломную работу в университете. У стенда с экспозицией Диминых работ его окружают коллеги по кисти. Андрей Курнаков обнимает ученика и называет великим тружеником...

Появляются вельможные гости, и щупленькая фигурка художника теряется среди высокопоставленных спин. Мы расстаемся, и по дороге домой я вспоминаю его картину: на мрачном фоне ночной улицы яркое пятно света – окошки трамвая. Увозящего всех заблудившихся во мраке и холоде жизни к теплу и свету.

26 октября 2006, 08:10  2127

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"