ГДЕ ТЫ, ТЕРМИНАТОР? Инвалиды умственного труда поставили двухлетнюю Катюшу Маслову на колени



Орловское протезно-ортопедическое предприятие – пример того, как надо заботиться об инвалидах. И в то же время это пример, как не надо о них заботиться: в центре города сегодня простаивает современное просторное здание, оснащенное по последнему слову медицинской техники, персонал сидит по своим кабинетам без дела или вообще по домам, в то время как тысячи инвалидов ждут своей очереди на протезирование.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬСЯ

В фойе на первом этаже я стала свидетелем бурного разговора. Мужчина без рук кричал на ортопеда Галину Артюшину: «Вы люди или кто? Когда прекратите издеваться надо мной?! Когда отдадите мои протезы? Без них мне каждый час – пытка! Вы это понимаете?»

— Каждый день начинается и заканчивается такими скандалами, — вздыхает Галина Петровна. — Сердце разрывается. Надо быть каменным истуканом, чтобы спокойно выслушивать такое. Инвалиды приходят, волнуются, спрашивают, а мы им даже надежду дать не можем. Бывает, от собственной беспомощности плакать хочется. Вот вчера звонила женщина, рыдала в трубку. Проблема у нее ничтожная: порвался ремешок на протезе. Заменить — легко. Но у нас нет материалов, поставщики в долг уже ничего не дают. А представляете, как человек мучается? Вчера все мог делать сам, был работоспособным — сегодня же совсем беспомощный сидит запертым в четырех стенах. Чтобы одеться, и то надо кого-то о помощи просить.

В любой стране, независимо от того, какая у нее экономика — рыночная или не очень, реабилитация инвалидов, адаптация их к обычной жизни — долг и обязанность государства, ответственность правительства. Наши инвалиды имеют все права на бесплатную помощь. Однако после принятия Закона о монетизации льгот реализовать они их не могут. До этого услуги, которые центр оказывал инвалидам, оплачивались из федерального бюджета через управления социальной защиты — надо было только представить документы и подтвердить выполнение заказов. С 1 января 2005 года финансирование переложили на фонд социального страхования и определили потребность инвалидов области в протезировании в конкретной сумме — 20 млн. рублей. Но по-хорошему нужно еще столько же: последние три года центр стабильно оказывал услуг на 40 миллионов.

— Выделенный на этот год лимит закончился еще в июле, — поясняет Раиса Москвина, управляющая Орловским фондом социального страхования. Предприятию перечислили дополнительно еще 2 миллиона рублей, последний транш выделили 10 октября. Но этого мало. С 10 июля предприятие не работает. Долги превысили 3,5 млн. рублей. Коллектив распущен по домам, цеха пусты. На складах лежат готовые протезы, но отдать изделия нельзя, так как эти заказы до сих пор не оплачены.

– Мы держим постоянную связь и с Государственной Думой, и с Советом Федерации, и с Министерством здравоохранения. Там в курсе этой проблемы. С нового года обещают новое финансирование, и все заказы инвалидов обязательно будут выполнены, — уверяет Раиса Михайловна. С нового года?! И как до него дожить?

РОЖДЕННЫЙ ПОЛЗАТЬ ХОДИТЬ НЕ МОЖЕТ?

А ведь как все хорошо задумывалось. Такой современной производственной базы, как у Орловского протезного предприятия, нет нигде в округе. На реконструкцию старого здания и строительство нового корпуса по программе «Социальная поддержка инвалидов» федеральный бюджет выделил более 30 миллионов рублей. Выброшены на свалку допотопные станки (один из них был изготовлен в 1906 году и подарен миссис Черчилль в годы войны военному госпиталю). Сегодня здесь все новое, сверкающее, функциональное. Технологии и методики, которые применяют при протезировании, заимствованы у известной немецкой фирмы «Отто Бокк», а сырье и материалы поставляет отечественная фирма, работающая на космос. Продукция легкая, мягкая, воздушная и гибкая. Врач-ортопед А. Лыгин говорит, что сегодня поставить на ноги можно любого, и биопротез «робот Терминатор» уже не фантастика. Нашим технологиям, конечно, еще далеко до немецких, но кое-что отлично умеют делать и орловские специалисты. В практике доктора есть случай, который он называет предметом своей профессиональной гордости. В прошлом году Александр Викторович протезировал малышку Катю Маслову. У девочки одна ножка короче другой. На медицинском языке беда называется недоразвитостью стопы. Это была очень кропотливая работа, ювелирная. Катя как могла помогала доктору – не капризничала, терпеливо переносила примерки, подгонку протезика. Вместе они справились. Деточка, которая никогда не вставала на ножки, которая умела только ползать, пошла. А знаете, сколько малышке было лет? Год и три месяца! Но сегодня в глазах доктора нет ни гордости, ни удовлетворения. Катя подросла, ей уже два годика, и нужен другой протез. Девочка опять ползает на коленках, а он, умный, талантливый и опытный врач, ничем не может помочь.

В августе при протезно-ортопедическом центре был открыт стационар, где созданы все условия для больных. Доктора Лыгина поставили здесь главным врачом. Он показывал мне свое хозяйство — просторные двухместные палаты, массажный кабинет, тренажерный зал, сауну, бассейн и лечебные души. Все с иголочки — новое и современное, специально приспособленное для инвалидов. Такого комфорта я не видела ни в одной нашей больнице. И кровати на колесиках, и переговорные устройства около каждой, и постельное белье красочное и яркое. В списке первых пациентов — 22 человека из Мценска, Ливен, Орла. Среди них есть мужчины 36-37 лет. Они давно уже могли бы встать на ноги, вернуться к активной жизни, но до сих пор стационар не принял ни одного больного: 900 тысяч рублей, которые нужны для начала работы, так и не выделены.

Поэтому доктор Лыгин сидит в своем кабинете, читает истории болезни, просматривает каталог фирмы «Отто Бокк» и рисует на мониторе компьютера ноги-руки, которые он мог бы вернуть этим несчастным.

А его коллега Галина Артюшина сидит в своей кладовке-складе и перебирает уже готовые искусственные ноги и руки, накладные ступни, бандажи, корсеты, наколенники. Людям со слабыми нервами туда лучше не заглядывать. От одного вида детских металлических ножек и ручек щемит сердце.

— Ну чем эти ботиночки хуже импортных? — Галина Артюшина берет в руки пару ортопедической детской обуви и показывает мне.

Ботиночки и вправду хорошие — легкие, из темно-вишневой кожи, на натуральном меху, от фирменных ничем не отличаются. Из левого вытаскиваю бланк-заказ, читаю: «Илья Грачев», дата рождения — «23 февраля 2002 года».

Галина Петровна рассказывает, что у мальчика сахарный диабет в тяжелой форме, если он не будет носить ортопедическую обувь, начнутся необратимые изменения в сосудах, и ножки придется ампутировать.

А еще здесь стоят красивые розовые коробки в симпатичный цветочек. В них лежит чисто женский «подарок» — силиконовые груди и к ним три бюстгальтера-протеза — белый, черный и телесный на все случаи жизни и под любой цвет одежды.

— Это все для женщин, которые перенесли операцию по удалению раковой опухоли молочной железы, — поясняет Галина Петровна. — Онкология молодеет — видите, сколько у нас коробок. Рак, к счастью, — уже не смертельный диагноз. Если операция произведена вовремя, женщина возвращается к нормальной жизни, работает, воспитывает детей. А силикон — такой мягкий и гибкий материал, что никто и не поймет, что женщина лишилась груди. И вот стоят эти коробки, а отдать не можем.

МЕНЯЕМ ЧИНОВНИКОВ НА ТЕРМИНАТОРОВ

В минувшую среду о проблеме мне удалось поговорить с заместителем председателя комитета Государственной Думы по социальной политике, нашим депутатом Иваном Мосякиным. Он встревожился, обещал с депутатским запросом обратиться лично к руководству фонда социального страхования и помочь. Если удастся «выбить» дополнительное финансирование, инвалиды будут признательны. Но решит ли это проблему? И почему деньги обязательно надо выбивать?

Все прекрасно понимают, что сокращение государственного финансирования — первый шаг к тому, чтобы перевести подобные центры на хозрасчет. Если культуру, искусство, медицину, образование и ЖКХ — можно, то почему социальную помощь не сделать рентабельной? Факты имеются. Пока я разговаривала с главным инженером Анной Новгородцевой о будущем предприятия, раздался телефонный звонок из Брянска. Звонил ее коллега. Он только что вернулся из Москвы из Министерства здравоохранения и социальной политики. Там сказали: выживайте как можете. В прошлом году один ответственный товарищ Новгородцевой тоже сказал: «Зарабатывайте сами. Хоть водку в бутылки разливайте, хоть гвозди клепайте, но денег вам не дадим…»

Но ведь деньги социальное предприятие может заработать только на инвалидах! То есть протезы, которые сегодня оплачивает государство, они вынуждены будут оплачивать сами. Четырехлетнему Илюше Грачеву как раз хватит на один шнурочек, а Катеньке Масловой — на одну заклепочку на ее крохотном протезике. Благо пенсии инвалидам повышают регулярно, последний раз аж на 109 рублей.

Хороший доход могут принести сданные в аренду сауна и бассейн — самое подходящее место для отдыха крутых ребят с проститутками, столовую и буфет можно отдать под празднования юбилеев, просторные палаты переоборудовать под интимные номера, а в холлах разместить казино. И заметьте: никаких государственных затрат – все будет крутиться и вертеться само собой и приносить прибыль.

…Но лучше бы изготовить много биопротезов-роботов по типу Терминатора и заменить ими чиновников, которые давно ничего не видят, ничего не слышат, ничего не понимают. Ну, чисто инвалиды умственного труда!

(В интересах детей фамилии изменены).

26 октября 2006, 08:10  2279

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Первая полоса"