МНОГОТЫСЯЧНЫЕ ДОЛГИ орловские соцработники судятся



В прошлом году «НО» писали об акциях протеста соцработников, возмущенных заниженной оплатой своего труда. И вот, год спустя, в орловские суды поступили первые иски. Соцработники требуют пересчитать им зарплату за последние три года и выплатить компенсацию за спецодежду и инвентарь, которые они, вопреки закону, в последние годы не получали. Первопроходцем стала экс-служащая Заводского Центра социального обслуживания населения (ЦСОН) В. Крылова. В условиях жесткого противодействия со стороны бывшего руководства она провела собственное расследование, результаты которого затем полностью подтвердили независимые эксперты.

Наверное, нет нужды говорить о том, насколько важна и необходима Орлу социальная служба. Здесь, как и в любом другом городе, масса людей, по возрасту, состоянию здоровья или другим причинам нуждающаяся в ежедневной помощи и уходе.

За свой труд, помимо стариковских улыбок, соцработники должны получать положенные государством блага. С 1995 года в России действует федеральный закон «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов», который определяет порядок оказания соцпомощи, в том числе и «единый порядок по правам социальных работников на всей территории РФ».

Согласно этому закону, орловские соцработники могут рассчитывать на обеспечение спецодеждой, инвентарем, обувью и компенсацию на их приобретение, а до монетизации льгот имели право также и на бесплатный проезд в общественном транспорте. Ответственность за это несли и несут «местные органы управления социальным обслуживанием».

В 1996 году правительство утвердило «Примерный перечень и нормы выдачи спецодежды», согласно которому соцработникам всей страны полагались бесплатно «плащ или куртка, халат, обувь зимняя, резиновая, кожаная и комнатная, перчатки или варежки, сумка-коляска, сумка хозяйственная и полотенце». Кроме того, приказом Минсоцзащиты от 15 февраля 1996 года регионам предписывалось за счет собственных средств расширить этот перечень.

Однако, в отличие от соседних областей, на Орловщине действие федерального закона выполнялось, скорее, на бумаге. Губернатор Е. Строев, конечно, порекомендовал местным социальным службам расширить перечень бесплатной спецодежды и инвентаря. И обычно местными служащими его рекомендации принимаются как приказ, подлежащий немедленному и беспрекословному выполнению, пример чему — «рекомендация» руководителям предприятий, организаций и учреждений подписаться на «официальные» СМИ. В данном же случае чиновники губернатора не услышали.

Дело, конечно, не в невиданной храбрости, а в том, что не было денег. Вряд ли губернатор об этом не знал (а если не знал, то грош ему цена), но милостью своей переложил ответственность на «мелких сошек». Но не только об одежде думы соцработников, но и о хлебе насущном. В 2001 году с них был снят статус муниципальных служащих. Соответственно изменилась и система оплаты труда – соцработников перевели на оклады с тарифными ставками в соответствии с Единой тарифной сеткой. И люди, работая на своих прежних рабочих местах, оставаясь в тех же учреждениях и под началом того же руководства, потеряли в зарплате. Проблему в какой-то степени решили депутаты орловского горсовета, принявшие постановление о сохранении денежного содержания на прежнем уровне. К слову, средняя зарплата орловских соцработников в то время составляла 1800 рублей. Для сравнения: в соседней Брянской области их коллеги с муниципальными надбавками получали примерно вдвое больше.

Все должно было измениться в 2003 году, когда правительство РФ приняло постановление об увеличении тарифной ставки в 1,3 раза. Но к удивлению соцработников, их зарплата не выросла ни на копейку! Только три года спустя они поняли, что их, возможно, все это время обдирали как липку. Это выяснилось в суде Заводского района, где бывший соцработник В. Крылова борется не только за защиту своих прав, но и прав своих коллег. — Я одна воспитываю дочь, и 1800 рублей за мой тяжелый труд меня не устраивали, — рассказывает В. Крылова. – У нас почти пять лет не было повышения зарплаты. При этом выяснилось, что нам ежемесячно недоплачивали приличные суммы денег. А когда мы с коллегами попытались поднять этот вопрос перед руководством нашего Центра, нам пояснили, что это происходит на основании… письма зам. мэра г. Орла Сальниковой. Речь идет о письме №5/225 от 17.11.2003 г., в котором Л. Сальникова предложила депутатам горсовета исполнить постановление правительства весьма оригинальным способом: повысить тарифную ставку в 1,3 раза, но при этом уменьшить надбавки за особые условия работы ровно настолько, чтобы общая зарплата соцработников осталась на прежнем уровне. К слову, в ЦСОНах в то время эта надбавка и так была ниже установленной ранее горсоветом: вместо 170 процентов от оклада соцработникам платили всего 102. Не так давно это подтвердили выводы независимой аудиторской компании, которая по запросу судьи Заводского райсуда Н. Соколовой провела соответствующую экспертизу. «Администрация г. Орла, используя в качестве нормативного законодательного акта рекомендательное письмо заместителя мэра Л. Сальниковой, формально исполнила постановление правительства. Этим нарушены основные государственные гарантии по оплате труда работников, которые распространяются на все организации независимо от их организационно-правовой формы и форм собственности», — таков вывод экспертов.

— Эксперты считают, что с 1 октября 2003 года моя зарплата должна была вырасти с 1874 до 2574 рублей, — рассказывает В. Крылова. — Получается, что за три года мне недоплатили более 19 тысяч рублей, включая надбавки за особые условия труда, стаж работы и квартальные премии! Еще почти девять тысяч рублей мне должны за спецодежду, которую полагалось выдавать.

Практически единственным доводом представителей мэрии в суде стало то, что расходы на приобретение спецодежды и инвентаря в бюджетах города 2002-2005 годов не предусматривались. Почему? Наверное, на этот вопрос надо отвечать не суду, а прокуратуре, которая призвана следить за исполнением законов. Может быть, ее вмешательство поможет ответить и на другие вопросы: почему в то время, как президент и правительство придают развитию социальных служб огромное значение, в Орле рекомендательные письма заместителей мэра ставятся выше законов и приказов Минсоцразвития? Почему депутаты горсовета прошлого созыва, приняв постановление «О статусе работника социальной службы», не позаботились о том, чтобы прописать права этих работников, а ограничились отсылкой к федеральному закону, тем самым фактически «умыв» руки? А если депутаты не знали, что обязаны были это сделать, почему молчала правовая служба горсовета, не подсказавшая народным избранникам, как надо действовать? Или подсказала, но ее не услышали? К слову, некоторые юристы считают, что уже по этим основаниям постановление горсовета «О статусе соцработников» может быть обжаловано в суде.

По большому счету послание г-жи Сальниковой не имело никакой юридической силы. С тем же успехом она могла рекомендовать депутатам лечить кашель свечами от геморроя. Но они почему-то приняли рекомендательное письмо за руководство к действию.

По мнению аудиторов, мэрия за три года недоплатила одной только В. Крыловой более 27 тысяч рублей. А таких, как она, в городе около пятисот человек. Если каждый из них обратится в суд, последствия для муниципального бюджета могут оказаться плачевными. Шутка ли — общие исковые претензии могут потянуть на 13 (!) миллионов рублей. Где брать эти деньги? Из тех, что выделяются соцзащите на обслуживание стариков? Из зарплаты г-жи Сальниковой? К слову, она продолжает работать в прежней должности и при новом мэре А. Касьянове. Такая вот рекомендация…

27 июля 2006, 04:33  3287

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"