МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА. Кто поднимет знамя борьбы за рабочее дело?



На заседании президиума областной федерации профсоюзная номенклатура обсуждала, как участвовать в первомайских праздниках. Предложения провести 1 Мая акции протеста под лозунгами «Даешь рост зарплаты!», «Нет росту тарифов ЖКХ!» и тому подобными не прошли.

МЫ ВАМ ЕЩЕ ПОКАЖЕМ

Присоединиться к запланированным на 1 Мая активным акциям протеста левой оппозиции страшновато: наверняка власти не понравится, можно вызвать неудовольствие самого губернатора. Призвать попраздновать Первомай вместе с властью – не понравится трудящимся. Попытаться провести мероприятия самостоятельно — а вдруг люди не пойдут? Вот и думай, ломай голову: и не отметиться нельзя, и активность наверху могут не одобрить.

В истории профсоюзного движения, наверное, никогда не бывало таких независимых профсоюзов, как у нас. В том смысле, что они практически нисколько не зависят от своих членов. Пример тому — областной сбор профсоюзных активистов агропромышленного комплекса, который состоялся 12 апреля. Его собрали, чтобы довести до сведения председателей профкомов решения IV съезда профсоюзов — сельхозников и обсудить задачи по защите прав крестьян. Эту миссию взяла на себя делегат Ольга Чеусова.

По ее словам, сельский профсоюз ставит перед собой несколько важных задач: обеспечить крестьян рабочими местами, добиться достойной зарплаты, обеспечить безопасные условия труда и правовую защиту. Но тут же призналась, что сегодня эти цели недостижимы. Профсоюзный лидер нашла массу объективных и субъективных причин пассивности профсоюза. Это и развал сельского хозяйства, и банкротство предприятий, и их последующее слияние без восстановления профсоюзной организации (как, например, было с «Агрокомбинатом», когда вместе с ним умерли и 26 первичек). А еще негативный настрой работодателей, нехватка финансов. И хотя тревога сквозила: сельский профсоюз стремительно разваливается, авторитета — ноль, но мне показалось, что вызвана она больше утратой членских взносов, а не неспособностью защищать интересы крестьян. К слову сказать, из почти четырех миллионов членских взносов, которые своим защитникам заплатили трудящиеся крестьяне, половина уходит на содержание аппарата.

С помощью присутствующего на мероприятии председателя Федерации независимых профсоюзов области А. Евтеева подбили итоги. Ни о каком прорыве главный босс не говорил, напротив, признался: «В стране идут реформы, правда, не всегда они направлены на пользу людей и в интересах отдельных предприятий, но идут. И только профсоюзы не реформируются».

Кто виноват? — Понятно. А что делать? Пришли к выводу: надо поднять работу на качественно новый уровень, укрепить исполнительскую и финансовую дисциплину и всеобъемлюще охватить членов профсоюза разъяснительной и информационной работой. А там... Вот-вот дадут о себе знать национальные проекты, финансовое положение предприятий АПК улучшится, и тогда руководители хозяйств наконец-то обратят внимание на профсоюзы и помогут реанимировать их деятельность. Предмет же защиты – не получающий зарплаты крестьянин — в программе оказался где-то в хвосте.

ОН СКАЗАЛ: «ПОЕХАЛИ!»

Ядовитое замечание одного из присутствующих активистов – «профсоюз больше мертв, чем жив» – прозвучало как очевидное. Впрочем, реплика была брошена не с трибуны, а вполголоса, чтоб соседи услышали, а до президиума не долетело. На фоне сообщений из Франции, где два месяца жесткой борьбы профсоюзов за трудовые права молодежи заставили правительство отменить антинародный закон, происходящее убеждало: те, кто в зале, — сами по себе, те, чьи права нарушают, – сами по себе.

Тезис г-на Евтеева о том, что профсоюзы не реформируются, в корне неверен. Реформируются, да еще как! Самореформируются. Согласно социологическим исследованиям, которые проводят среди своих членов сами профсоюзы, лишь четыре процента опрошенных обращаются к ним за защитой трудовых прав и только четверть опрошенных считает, что профсоюз им реально помог. А большинство признались, что состоят там скорее по инерции, нежели по убеждению. Те, кто потерял всякую веру, бегут от своих защитников целыми колхозами. Если пять лет назад в сельских профорганизациях на учете состояло до 88 процентов работников агропромышленного комплекса, то сейчас чуть более 60 процентов, а количество членов за последние годы сократилось почти вдвое. Как говорится, приплыли...

20 апреля 2006, 00:40  2018

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Экономика и власть"