НАЧИНАЙ СНАЧАЛА. В зарослях чиновника не видно



О том, кто из высокопоставленных взяточников на Орловщине мог быстренько помочь «выхлопотать» земельный участок под застройку, знает теперь вся Россия. А если без взятки? Если, к примеру, сам губернатор распорядится по закону и справедливо решить земельный вопрос — как долго будут тянуть с выполнением его указания подчиненные? «Семь лет не предел», – отвечает добровольный участник такого эксперимента ливенский житель Николай Иванников.

Пенсионер Иванников в МГИМО не учился, но проблемы Молдавии с Приднестровьем или, скажем, Испании с басками воспринимает близко к сердцу. Потому что у него самого в огороде существует враждебный «анклав» примерно на полутора сотках городской земли, которые еще во времена царя Гороха ливенская власть отдала во временное пользование некоему гражданину Т. Красову. А тот, соответственно, построил там времянку и жил не тужил.

Надо сказать, что улица Московская и прилегающие к ней другие улочки в Ливнах – это вообще район частной застройки. Домик Красова со всех сторон был зажат приусадебными участками, и к себе он ходил прямо через территорию личного домовладения Иванникова. Тот мирился.

В 1991 году сосед помер. Несколько лет «анклав» в огороде зарастал бурьяном, времянка рассыпалась. Тем временем у Иванникова дочь вышла замуж, родила ребенка, и Иванников обратился в администрацию Ливен, чтобы осуществить законный раздел ничейной территории к общей пользе без «аннексий и контрибуций».

Вот тут-то и появилась «недружественная» третья сила – дочь покойного Красова гражданка Л. Корниецкая, на тот момент весьма влиятельная дама, главный бухгалтер ПМК-8 «Орелнижсельстрой», проживавшая, кстати сказать, совсем в другом конце Ливен. Пока Иванников хватился, «отеческая земля» уже числилась у Корниецкой в аренде сроком на пять лет, хотя с 1997 года даже после многочисленных комиссионных проверок пустовала. Иванников было перекрыл границы домовладения, что смутно напомнило Индо-Пакистанский инцидент, но Корниецкая по суду заставила сломать надворные постройки, мешающие прямому доступу к ее «анклаву», хотя проезда туда так и не получилось, поскольку его перекрывала металлическая стойка наружной газовой магистрали. Тогда Иванников тоже обратился в суд, прося узаконить его право на землю. Но пенсионер защищал свои права сам, а главбух привлекла юриста с работы и выиграла процесс.

Дело шло к вводу какого-нибудь контингента миротворцев, поэтому в начале 1999 года Иванников поехал в Орел к аналогу ООН — «белому дому», резиденции областной администрации. «На порожках» со своей петицией он встретил, конечно, не Кофи Аннана, но тоже большого человека, тогда третье лицо в Российском государстве Егора Строева. И вот уже проблема полутора соток стала решаться помощником Председателя федерального собрания РФ С. Русиновым исключительно на бланках с государственной «шапкой».

На почти что гербовой бумаге ситуация выглядела солидно. Как полагается, референт не только обстоятельно изложил существо дела и то, что по поводу «анклава» было проведено две проверки – одна на уровне земельного комитета Ливен, а вторая расширенным составом с участием председателя областного комитета по земельным ресурсам Г. Юдина, но и дал подробнейшую характеристику конфликтующим сторонам.

В «информации к размышлению» насчет Иванникова он красочно живописал: «крестьянин «до мозга костей», поддержки ни от кого не имеет, рассчитывает на свои силы, занимаясь приусадебным хозяйством. Его ошибка, что, купив усадьбу, не уточнил и не узаконил границы своего двора…»

Затем и Корниецкой дал оценку: «коренная ливенка, активна, напориста и решительна. По ходу проверки заявила мне, что, если землю у нее отберут, она будет судиться с городской администрацией…»

Имея в виду «нордический» характер дамы, помощник Председателя Совета Федерации предложил свои варианты решения спорного дела: Иванникову попробовать опротестовать проигранные судебные тяжбы в судах высших инстанций, мэрии Ливен по истечении пяти лет больше не продлевать арендного договора с Корниецкой, а той предоставить равноценный участок в черте города, но в другом месте. Тогда, по мнению Русинова, соседи перестанут шастать на свои участки через огород Иванникова, а пенсионер «наконец-то обретет покой вместе со своими курами, гусями и т.д.».

Судя по визе, на Егора Семеновича изложенная помощником проблема произвела большое впечатление, и он, собственноручно повысив статус несчастного огородника, начертал: «Майорову. Прошу, поддержите фермера!» Бумага, обросшая еще и визами тогдашнего заместителя губернатора по вопросам сельского хозяйства, была отправлена ливенскому градоначальнику Ю. Коростелкину.

Глава администрации Ливен указания Строева и Майорова воспринял как руководство к действию и уже через неделю сообщал «наверх»: «Материалы по земельному спору между Иванниковым и Корниецкой еще раз внимательно рассмотрены. В соответствии с рекомендациями, в целях защиты прав Иванникова по истечении срока аренды (2002 г.) администрация Ливен дает гарантию прекращения арендного договора с Корниецкой и перераспределения надела».

Пенсионер запасся терпением и стал ждать. Спорный участок в его огороде зарос бурьяном еще гуще, а судьба внесла в приусадебную жизнь свои коррективы. Дочь Иванникова развелась и с дитем вернулась на родное подворье. Начиная с 2001 года отец и дочь вновь стали «бомбить» администрацию Ливен заявлениями. Снова писали, что на участке ничего не выращивается, оживление сельскохозяйственных работ наблюдается в основном только перед посещением огорода какой-нибудь новой проверяющей комиссией, а Коростелкин уже давал «честное слово», что отберет «анклав» у дамы и отдаст его нуждающимся людям.

Градоначальник ответствовал, мол, все в порядке, Корниецкой в продлении срока аренды отказано, но… к вопросу дальнейшего использования участка мэрия приступит только по истечении еще одного года. Фишка тут была в том, что по статье 621 Гражданского кодекса РФ прежний арендатор мог весь этот год требовать перевода на себя прав в случае перезаключения договора аренды. А Корниецкая уступать не собиралась!

Зато зам. главы администрации Ашихмин обнадежил городского «фермера» Иванникова, что дело его решенное, мол, оформляй документацию на владение участком, плати положенную сумму и живи в свое удовольствие. Пенсионер так и сделал – 13 марта 2002 года отстегнул по квитанции № 111 в адрес муниципального архитектурно-градостроительного предприятия «Городская архитектура» за оформление пакета документов порядка 9 тысяч и стал прореживать заросли бурьяна.

Явилась Корниецкая и устроила Иванникову скандал: раз якобы по поводу отказанной ей аренды еще не сказано последнего слова в суде – поди вон со спорной территории. Иванников снова поехал в Орел к Строеву «на порожки». Его здесь встретил помощник губернатора В. Королев и раздраженно написал на заявлении: «Коростелкину. Выдайте участок под строительство дома. Это личная просьба Егора Семеновича…»

Однако звезды уже отвернулись от большой и настойчивой семьи. В конце ноября 2002 года на имя дочери Иванникова пришло письмо за подписью начальника контрольного управления губернатора и коллегии администрации области В. Полякова. В нем уже безо всяких околичностей сухо сообщалось: «Доводим до вашего сведения, что в соответствии со статьей 64 Земельного кодекса РФ, вступившего в силу с 2001 года, разрешение вопросов, поставленных вами в заявлении на имя губернатора Строева, возможно только в судебном порядке. Иного решения законом не предусмотрено».

Судиться дальше у Иванникова не хватило ни энтузиазма, ни денег. Участок опять зарос. В марте, накануне общегородских выборов мэра Ливен, пенсионер явился к кандидату Коростелкину и поинтересовался: за кого отдать ему свой голос? «Конечно, за меня», – был однозначный ответ. После торжественной инаугурации Коростелкина Иванников явился к гаранту справедливости и закона вновь, рассчитывая на помощь. «Знаешь что, – посоветовал пенсионеру вновь избранный мэр, – собирай все документы и начинай-ка сначала…»

20 апреля 2006, 00:40  2125
Автор: Иван ВЕТРОВ

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Экономика и власть"