СТАРЫЙ ''ЛИС''. Как зам. начальника уголовного розыска деньги вымогал



— Да, попали вы ребята. Ваша красавица заявление в милицию написала. Говорит, что вы ее изнасиловали, — сочувствовал своему знакомому подполковник А. Мельников. К этому времени милиционер проработал в органах внутренних дел уже несколько десятков лет, и, несмотря на среднее образование, достиг должности заместителя начальника уголовного розыска Железнодорожного РОВД г. Орла.
– Если хотите, то могу вам помочь. Понятно, что не просто так.

МИЛИЦЕЙСКИЕ УСЛУГИ

С девушкой «погуляли» за несколько дней до этого разговора. Когда стали искать подозреваемых, оперативники вышли на некоего Суркова (фамилия изменена) и его друзей. Их пригласили в РОВД, где подполковник Мельников и предложил свои услуги. В качестве аванса милиционер просил три тысячи рублей.

— У этого дела две стороны: можно помочь вам, а можно и потерпевшей, —делился секретами профессии старый опер, — к примеру, сказать ей, как нужно говорить, чтобы вас посадили.

Получив деньги, Мельников пообещал устроить все лучшим образом, т. е. сделать так, чтобы дело об изнасиловании замяли. Но аппетит приходит во время еды, и Мельников стал требовать дополнительные суммы, которые якобы шли следователю районной прокуратуры и адвокату. А для демонстрации того, что он не занимался пустым бахвальством, показывал им акт судебно-медицинского заключения изнасилованной красавицы.

Во время очередной встречи, которые, как правило, проходили недалеко от райотдела, в карманы Мельникова ушло еще шесть тысяч. И каково же было удивление Суркова и его знакомых, когда их пригласили в прокуратуру на допрос в качестве подозреваемых! Сообразив, что их просто «доят», они пошли в управление по борьбе с организованной преступностью, где и рассказали о «сердобольном» милиционере.

ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

В конце апреля 2003 года около ДК Железнодорожников Мельников своим протеже назначил новую встречу для передачи ему еще четырех тысяч рублей.

— Какие купюры принесли? — спросил он не ради любопытства.
— По 50, 100 и 1000 рублей.
— Их надо разменять.

Выйдя из кафе «Тайна», расположенного на привокзальной площади, они направились к торговым точкам, чтобы обменять деньги. Когда вернулись, сели за столик. Вскоре подполковник достал блокнот и сказал, чтобы банкноты положили туда. В заключение обронил, мол, волноваться не стоит, дело закрыто, и отправился в РОВД.

В это время ему навстречу шли двое мужчин. Поравнявшись с Мельниковым, они представились сотрудниками УФСБ. Поняв, что попался, милиционер мгновенно выбросил блокнот с деньгами и пытался дать деру. Но приемом самбо его прижали к земле и, заломив руки за спину, надели наручники.

Сотрудники прокуратуры, вскоре приехавшие на место происшествия, увидели весьма зрелищную картину: подполковник милиции лежал на земле и на всю околоточную кричал, что это провокация и подстава, в то время, как сыщики УБОПа, чем могли, прижимали к земле разлетавшиеся по ветру банкноты, меченные специальным веществом. На части из них читалось: «взятка, ФСБ, УБОП». Остальную часть обработанных денег впоследствии пришлось изымать из торговых точек, т.е. оттуда, куда Мельников со своими протеже ходил их менять. Оперативники, которые разрабатывали подполковника, признаются, что его действия по избавлению от меченых купюр были практически безукоризненны. Он не учел одного: все его похождения фиксировались на видеокамеру, делались диктофонные записи.

Любопытная деталь: во время задержания Мельникова у него в карманах нашли массу ювелирных изделий — пять золотых колец, две цепочки и золотой браслет. Впоследствии к этому нехитрому списку прибавилось шесть тысяч рублей и более одной тысячи долларов, которые хранились в его рабочем кабинете. Правда, деньги затем признали его личными сбережениями. То обстоятельство, что милицейская зарплата тогда была всего несколько тысяч, видимо, характеризует подполковника как бережливого человека… Куда как путанее вышла история с ювелирными изделиями. Милиционер заявил, что прикупил золотишко в Москве на одной из распродаж, хотя его жена убеждала, что взяла украшения под расписку на работе (женщина трудится в одном из ювелирных салонов г. Орла. — Авт.), чтобы показать своим знакомым, а ее супруг якобы должен был на какое-то время положить их к себе в сейф на хранение.

ЧУДЕСА, ДА И ТОЛЬКО

С первых минут общения с сотрудниками прокуратуры милиционер категорически отрицал свою вину.

— Находясь под следствием, Мельников написал заявление об увольнении из органов внутренних дел, — говорит старший следователь отдела по расследованию особо важных дел облпрокуратуры Константин Баранов. — До этого его арестовали, опасаясь, что он окажет давление на свидетелей и потерпевших, используя служебное положение.

Когда же Мельникова уволили, точнее, отправили на заслуженную пенсию, что широко практикуется среди милиционеров, вляпавшихся в неприглядные истории, его освободили из сизо под подписку о невыезде. И тут борьба за права приняла новый оборот. Бывший милиционер категорично заявил о своем желании, чтобы его интересы на следствии и суде представлял не кто-нибудь, а известные московские адвокаты Падва и Астахов (последний ведет передачу «Час суда» на центральном телевидении. — Авт.). Отказывать ему не стали. Мельникову даже разрешили на несколько дней съездить в столицу. Но златоглавая его не ждала.

— Падва занят, защищает Ходорковского, но как освободится, обязательно приедет ко мне, — жаловался он на жизнь следователю районной прокуратуры после неудачной поездки. Почему не сложилось с Астаховым, история умалчивает.

Еще один весьма занимательный эпизод с участием бывшего зам. начальника уголовного розыска произошел, когда у него хотели взять образцы голоса для фоноскопической экспертизы, – в материалах уголовного дела есть множество диктофонных записей, где он откровенничал.

— Фамилия, имя, отчество? — традиционно спросил следователь раз, два, пять…
— Мээ-ль-ни-кооо-вв, — заревел в ответ белугой подследственный, растягивая слова и искажая голос.
— С вами что-то не так?
— Объяяя-вил го-ло-дов-куууу, на ее… фо-не ре-чь иска-зии-лааась…

Лишь полтора часа спустя подполковника «отпустило», и судьба вернула ему чудесный дар нормальной речи.

Сложно было предъявить Мельникову и обвинение. Он никак не хотел с ним знакомиться, так что пришлось по суду брать разрешение на обыск его квартиры, чтобы, как ни комично это звучит, найти в ней подполковника! Пришли утром, но «гостям» в форме бывший опер был явно не рад: дверь не открывал и вполне серьезно требовал, чтобы вызвали дежурного по городу, УФСБ, УВД. Открыл лишь тогда, когда его предупредили, что будут срезать дверь.

— В ходе судебного разбирательства Мельников заявил суду несколько десятков отводов, мотивировав их тем, что якобы тот заинтересован в исходе дела. Более десяти отводов — в сторону гособвинителя, — рассказывает старший помощник прокурора Железнодорожного района г. Орла Александр Петрушенков. — Но их отклонили.

Версия защиты бывшего опера была весьма неординарной. Перед правосудием Мельников предстал в образе настоящего милиционера, до конца преданного делу борьбы с преступностью. Он рассказал, что исполнял совершенно секретный приказ МВД, согласно которому искал лиц для получения оперативной информации. Оказывается, в то время МВД пачками слало телефонограммы о вербовке лиц в школах, больницах, на железной дороге. Имелась также агентурная информация о возможных терактах. В общем, когда милиционер поближе познакомился с мужиками, которых подозревали в изнасиловании, он понял, что это именно то, что нужно, и лучше кандидатур в секретные агенты МВД не найти. Так что было это не мошенничество, а вербовка. А деньги брал не себе — для адвоката (защитник когда-то работал вместе с Мельниковым в уголовном розыске. — Авт.), с которым заключил соглашение.

Суд к доводам бывшего милиционера отнесся весьма скептически и признал их надуманными. И осудил его на четыре года условно за мошенничество и злоупотребление должностными полномочиями. Правда, последнюю статью из приговора впоследствии убрала областная коллегия судей по уголовным делам. Так что в итоге Мельников получил лишь три года условно.

P.S. А уголовное дело, возбужденное в отношении Суркова и его приятелей за изнасилование, до суда все-таки дошло. Но когда там получили заключение генетической экспертизы, все были весьма удивлены. Мужики оказались не причастны к преступлению, и прокуратура была вынуждена отказаться от их уголовного преследования. Так что вопрос, кто же «любовался» с красавицей в роковую для нее ночь, остался без ответа

.

20 апреля 2006, 00:40  1435

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Криминал"