МЫ ТРЕБУЕМ, ГОСПОДИН СТРОЕВ!



  «Пожилых людей хотят обмануть!» - написала официальная газета по поводу создания орловской общественной организации «Дети войны». А мы благодарны людям, ее создавшим. Они помогают нам отстаивать наши законные права.
  Каждый из нас испытал войну на себе, и очень обидно, когда люди, родившиеся в 1944-45 годах, получают доплаты к пенсии как дети-узники, а мы – нет, хотя разрывов бомб, унижений, оскорблений те узники не видели. Зато они за плату наняли лжесвидетелей и теперь насмехаются над теми, кто пережил войну.
  Мы рады, что хотя бы дольку получают инвалиды, ветераны войны. А вот ветераны труда ничего не получают. Дети, родившиеся в 1933-м, которым сейчас 73 года, в отличие от Нины Строевой, 1936 года рождения, получающей кроме пенсии доход от многочисленных предприятий, живут в нищете.
  Что я имею от войны? К приходу фашистов мне было десять лет. Семья большая, папа на фронте, а нас вместе с мамой — 9 человек. Сначала сестру насильно угнали в Германию, за ней брата. Младшая сестра родилась во время оккупации. Питаться было нечем, ходили по полям, собирали мерзлый картофель, из которого мама готовила так называемые тошнотики.
  Оккупанты постоянно издевались над нами. Однажды немцы объявили, что будут кормить людей. Все пришли с посудой, и мы с двумя сестрами тоже. Вдруг открылись ворота, вышли немцы в халатах и стали выбрасывать отходы от убоя скотины прямо на толпу, а затем выпустили собак…
  Наш дом был деревянный. Немцы подогнали танк и разрушили его. Мы остались без жилья и средств к существованию, были вынуждены жить в пустующих домах. Затем стало совсем тяжело не только с жильем, но и нечего было кушать, и мы ушли в деревню к бабушке. Маме пора было рожать. Когда начались роды, вошли немцы и стали ногами бить ее, лежащую на полу. Так на свет и появилась последняя сестра…
  В деревне оказалось еще страшнее: отбирали все — скотину и ценности. У бабушки увели корову-кормилицу.
  Мы все-таки остались живы. После освобождения поселились в пустующем доме недалеко от нашей развалины. Жизнь стала налаживаться. Старшие сестры пошли работать, восстанавливать Орел. А мы помогали маме строить лачугу на своем подворье. И вот я и мои сестры и братья по сей день страдаем. Старшая сестра умерла, самая младшая тяжело болеет, инвалид. Брат моложе меня, но тоже инвалид. Я довольствуюсь только нищенской пенсией...
  Прошло много лет, но эхо войны звучит в моем сердце каждый день.
  А еще посеяна вражда между населением Орловской области. Почему? Отвечаю: потому что пошли на сделку с честью и совестью и выдали за взятки удостоверения лжеузникам. За книгу «Дети войны» губернатор выдал большую денежную премию редактору и авторам. А что же получили главные герои книги, дети войны?
  Не надо говорить, что для детей войны денег нет и не будет. Вспомните, кто отдавал свои голоса на выборах за вас? Отвечаю – мы, дети войны. И не надо нас запугивать! Мы пережили все невзгоды. Я, мои сестры и братья – дети войны. Мы требуем, господин Строев, установить нам компенсацию в виде ежемесячной доплаты к пенсии за утраченное здоровье и моральный ущерб за годы оккупации фашистами.

Л. Шурова, пенсионерка,
коренная жительница г. Орла.

20 февраля 2006, 22:00  1437

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"