НЕ БЫЛО СЛАДКОГО ДЕТСТВА



  Я родилась в 1941-м, отец ушел на фронт, у мамы осталось четверо детей, она работала с утра до ночи. И я уверена, никому сладко не жилось, был и голод, и холод, и смерть. Я год пролежала в больнице с диагнозом «дистрофия», чудом осталась жива. Всю жизнь благодарна людям в белых халатах, которые мне, ребенку, спасли жизнь. Кончилась война, отец дошел до Берлина. Грудь в орденах, весь искалеченный, он недолго прожил. Мать работала, не щадя себя, но есть было нечего, мы росли рахитиками.
  Я считаю, мы не вправе требовать повышения пенсий только для детей войны. Это была война, и вся страна – дети войны. Все наше поколение заслужило достойную пенсию, мы честно работали на заводах, строили города, выращивали хлеб, работали на колхозных полях, а в итоге… Вот за это обидно, и мы вправе требовать от правительства повышения пенсии. Мы, нищие, хотим хоть немного достойно пожить.
  А теперь обращаемся к господину Строеву. Мы возмущены очередным разделением на «наших» и «не наших». В Орле все простые пенсионеры пользуются льготными карточками, а нас кинули, хотя для сельских пенсионеров общественный транспорт обходится намного дороже. За одну поездку к врачу надо заплатить 60 рублей. Но одним визитом болезнь-то не вылечишь. Выходит, городские пенсионеры право на проезд заработали, а мы – нет?

По просьбе сельских пенсионеров
Лидия Федотова,
д. Суры, Новодеревеньковский район.

20 февраля 2006, 22:00  1563

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"