БЕЗУМСТВО ХВАТКИХ. По ком плачет психиатр



  Орловский бюрократ, как выясняется, это не человек, а диагноз. Адвокат Л. Самойлова, доставая из почтового ящика очередное казенное письмо, не сразу вскрывает конверт. Часок-другой настраивает себя на чтение бездушной бумаги, пьет крепкий кофе и только потом отваживается погрузиться в сумерки сознания тех, кто дает ответы на фирменных бланках орловских здравоохранительных и правоохранительных структур.

«ЭТО ИХ ХУДЫЕ ЧЕРТИ БЕРМУДЯТ ВОДУ ВО ПРУДУ...»

  — С некоторых пор, — говорит Любовь Васильевна, — меня особенно тревожат нарушения прав граждан на жизнь и здоровье. Несмотря на резкие, критические оценки деятельности федеральных органов в сфере здравоохранения, со мной в переписке состоят такие люди, как замминистра Минздравсоцразвития В. Стародубов, депутат Госдумы В. Илюхин. И когда удается организовать выезд к нетранспортабельному орловскому ребенку ведущих онкологов Краснодарского края или помочь родственникам жертвы врачебной ошибки в Екатеринбурге добиться справедливого возмездия, это греет душу.
  Недавно адвокат обратила внимание на естественную убыль населения в Орловской области, где рождаемость составила 8, а смертность — 19 на тысячу человек. Подсчитав абсолютное количество – порядка 8 тысяч умерших только за предыдущие полгода, она, сама бывший прокурорский работник, обратилась в Государственную думу с заявлением о проверке работы областной прокуратуры по соблюдению прав социально незащищенных слоев населения. Письмо было передано одному из наиболее деятельных заместителей Генерального прокурора Н. Савченко, который дал задание и.о. прокурора Орловской области В. Опалькову встретиться с Самойловой, разобраться в ситуации и к 29 ноября 2005 года прислать аргументированный отчет.
  Поступившее кружным путем в облпрокуратуру заявление, зарегистрированное факсом 10 ноября 2005 года, лениво циркулировало в недрах аппарата вплоть до даты требуемого ответа. В. Опальков поручил работникам отдела общего надзора выполнить приказ вышестоящего органа, те переправили письмо в управление здравоохранения областной администрации, а уж в ведомстве г-на Широкова постарались дать необходимую оценку нарушениям прав простых людей на бесплатную и качественную медицину. Отписка благополучно должна была уйти «наверх», да случилось неожиданное: со всеми почестями проводили на покой областного прокурора Н. Руднева, на место которого назначили генерала юстиции С. Куденеева, бывшего прокурора Мордовии, наводившего там страх на нарушителей закона.
  Опасаясь конфуза перед «новой метлой» — задание-то пообщаться с Самойловой не выполнено, — прокурор Л. Бельская в пожарном порядке стала названивать адвокату домой, предлагая немедленно встретиться. Как на грех у Самойловой был сильный грипп, и она недельки на две попросила отложить аудиенцию. Тогда Бельская потребовала письменных объяснений: чего это адвокат тревожит Госдуму? На ответ дала сроку ночь, поскольку уже наутро облпрокуратуре нужно было отчитаться о проделанной работе перед Генпрокуратурой.
  Гриппующий адвокат выполнять такое требование отказалась, и областная прокуратура свою миссию посчитала выполненной. До сих пор Самойловой неизвестно, какую информацию по поводу ее письма подготовили для Генпрокуратуры и что, в свою очередь, сообщили оттуда депутатам Госдумы. А вот зам. начальника управления здравоохранения обладминистрации Ю. Морозов прислал Любови Васильевне ответ.

«ТО ЩЕТИНИЛСЯ, КАК ЕЖ...»

  «Учитывая абсурдность, отсутствие последовательности и конкретности умозаключений, изложенных в вашем заявлении, — написал чиновник, — можно думать о наличии у вас недиагностированного психического заболевания. Управление здравоохранения администрации области рекомендует вам пройти медицинское обследование и освидетельствование в условиях психоневрологического диспансера...»
  С чего раздражены непрошеные диагносты-заочники УЗО, всем ли, кто имеет с ними дело, советуют пройти обследование в психушке, ни самой Самойловой, ни редакции «НО», куда она обратилась за помощью, неясно. На запрос газеты тогда еще начальник областного департамента М. Широков ответил по-гусарски — мол, Самойлова может судиться с его заместителем.
  Вот и попробуй покритикуй качество медицинских услуг! Ответят так, что инфарктом не отделаешься... А если жалобщик в служебной или иной зависимости от морозовых, тогда, выходит, прямая дорога в желтый дом? Не потому ли пишут не родимым чиновникам здравоохранения, а в редакцию «НО» слезные анонимки орловские доктора про недавние скандальные назначения главврачей горбольницы им. Семашко и областной больницы им. МОПРа? И каких только откровений не сообщают!
  Я, конечно, не верю, что бывший зам. начальника УЗО Ю. Ворохобкин ведет себя с новыми подчиненными как барин, что он инвалид второй группы и что кроме него были другие, более авторитетные кандидатуры на должность руководителя областной больницы. Сомневаюсь я и в том, что В. Байраков стал главврачом горбольницы им. Семашко только лишь благодаря родственным связям с вице-губернатором Михайловым и что молодых врачей и медсестер принимают тут на работу по прейскуранту. Но что обстановка в этих медучреждениях нездоровая – это однозначно.

« ТЕ, КТО ВЫЖИЛ В КАТАКЛИЗМЕ,
ПРЕБЫВАЮТ В ПЕССИМИЗМЕ...»

  Но вернемся к нашим прокурорам. Удрученные необходимостью по-настоящему работать, они блокировали все попытки Самойловой достучаться до Куденеева. Даже на телеграмму бывшего своего коллеги он не ответил. Самойлова предполагает, что ему ее просто не донесли.
  Зато адвокат стала обладательницей другого совершенно уникального документа – письма начальника отдела общего надзора областной прокуратуры В. Денисовой. В нем ходатайство Самойловой на имя прокурора области, выраженное в телеграмме от 29.11.05 г., отклонено. И все бы ничего, если бы письмо самой Денисовой не было датировано 5.11.2005 г., то есть тремя неделями раньше, чем телеграмма была отбита. В общем, по ком плачет доктор Фрейд, так и осталось неясным...

16 января 2006, 22:00  2038

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"