МЕНТОВСКИЙ КУЛАК. Военные не дали замять дело



  Начальник службы собственной безопасности УВД Орловской области полковник Митрохин выражение «оборотень в погонах» всерьез не воспринимает. Иронически относится к нему и большинство сотрудников УВД. Как считает сам Митрохин, это неудачная шутка, запущенная в народ журналистами. Но тому, кто хоть раз столкнулся с милицейским произволом, не до иронии.

НОЧНОЙ ДОЗОР

  24 июля 2002 года на стол помощника начальника по правовой работе тогда еще академии ФАПСИ А. Воробьева лег рапорт курсанта А. Макарова. Он доводил до сведения командования, что накануне вечером его избил милиционер. В тот же день еще семь курсантов доложили начальству, что их так же, как и Макарова, прессовала милиция.
  Со слов курсантов, произошло следующее. 23 июля они получили увольнение и отдыхали в «ракушке» Детского парка. К их компании присоединились друзья из штатских и знакомые девчонки. Молодежь веселилась: пели песни, играли на гитаре.
  Около 23 часов к ним подошли два сотрудника милиции. Одного из них — он держался немного в стороне — курсанты не запомнили. Зато второго им не забыть. Крепкий, высокий – рост за метр восемьдесят, а кулачище… Если двинет, мало не покажется. Позже будет установлено, что это был командир отделения второй роты батальона патрульно-постовой службы Вячеслав Семенов. Старшина скомандовал курсантам: «Смирно!» — и потребовал предъявить документы. Затем объявил мальчишкам, что они нарушают общественный порядок, и пригрозил отправить их в военную комендатуру. А чтобы у курсантов не возникло никаких сомнений в серьезности его намерений, Семенов сделал вид, что вызывает по рации патрульную машину.
  Молодежь ему поверила. Откуда же им было знать, что милиционер блефовал и никого вызывать не собирался? На робкие возражения курсанта Петрова, что «они ничего не нарушали», Семенов пообещал прострелить ему колено. После такой угрозы ребята и вовсе струхнули, а потому, когда старшина предложил уладить дело по-мирному, то есть откупиться, согласились. Правда, бесстыдное вымогательство старшина прикрыл благозвучным словом «штраф».
  Пошарив по карманам, курсанты наскребли 130 рублей. Столь мелкая сумма, видимо, Семенова не устроила. Он приказал всем вывернуть карманы. У Петрова оказалась заначка – 250 рублей, которая тут же перекочевала в карман милиционера. «Восстановив» таким образом общественный порядок, Семенов бросил ребятам документы и вместе с напарником ушел нести службу дальше.
  Как оказалось, в покое компанию он оставил ненадолго. Вскоре Семенов вернулся, и все повторилось сначала. Так как поживиться на этот раз блюстителю закона было нечем, ребята на собственной шкуре познали силу ментовского кулака. Макаров получил мощный удар в челюсть и по ноге, а его товарищ Головнев — под дых. Сопротивляться вооруженному «макаровым» милиционеру никому и в голову не пришло.
  В тот же вечер курсанты засвидетельствовали побои в травмпункте больницы им. Семашко, а утром о случившемся уже знали отцы-командиры. К пострадавшим курсантам приставили офицера, вместе с которым те отправились в Советский РОВД для написания заявлений.

БРОНЯ КРЕПКА И ТАНКИ НАШИ БЫСТРЫ

  Выводить на чистую воду очередного оборотня коллеги не спешили. Очень скоро искатели правды убедились в том, что у милиции не только крепкие кулаки, но и непробиваемая оборона. Следствие тянулось целых два года, Семенова даже не отстранили от работы!
  Зато молодые люди все это время жили под мощным психологическим прессом. Чего только стоит попытка обвинить курсантов, которые посмели дать показания против Семенова, в даче взятки! То есть могло повернуться все так, что не милиционер силой и угрозами вымогал деньги, а сами потерпевшие вовлекли блюстителя порядка, награжденного знаками «Отличник милиции» и «За отличие в службе», в конфликт с законом и навязали ему взятку.
  Выгораживали Семенова всем увэдэшным «колхозом». Постовые Чуватин, Палий и Тигачев, которые в тот вечер дежурили вместе с Семеновым, давали показания, что их товарищ не участвовал и не мог участвовать в столь недостойной милиционера экзекуции, так как в парк вообще не заходил. А начальство аттестовало уличенного в преступлении коллегу как высокопрофессионального и безупречного служаку.
  И кто знает, чем бы закончилось это дело, если бы за спиной курсантов тоже не стояла такая же, если не еще более мощная, силовая система. Военное ведомство в свою очередь стало на защиту курсантов и чести своего мундира. Оно не позволило замять дело. И через два с половиной года суд все же состоялся.
  За превышение власти и злоупотребление должностными полномочиями Семенова приговорили к пяти годам лишения свободы, запретив в течение двух лет работать в правоохранительных органах. Но не думайте, что преступивший закон милиционер отбывает наказание за колючей проволокой. Срок ему, как часто водится, дали условно. Хотя могли бы и отправить на зону годика на три — Уголовный кодекс такое наказание предусматривает. Но сколько смягчающих обстоятельств нашла судья в личности подсудимого! И награды у него есть, и в Чечне отличился, и на работе его характеризуют хорошо, и дитя несовершеннолетнее воспитывает. За что же его за решетку? Тем более что и бил-то не до смерти, а так, можно сказать, слегка наподдал...
  Ирония полковника Митрохина, с которой он воспринимает выражение «оборотни в погонах», может, и была бы уместна, если бы этот случай был исключением. Увы, система в свои ряды рекрутирует не самые лучшие кадры. За пять лет одна только служба собственной безопасности выявила в милицейских рядах 229 сотрудников, которые оказались не в ладах с законом. То есть отлавливали почти по одному в неделю. Полагаю, что выявили их не потому даже, что ревностно следят за чистотой рядов, а дабы оправдать необходимость собственного существования и убедить общество в том, что система не дремлет, ведет на невидимом фронте незримый бой. А скольких, чтобы не портить статистику, не успели или не захотели поймать? Скольких увели от ответственности для спасения чести мундира?
  Не случайно большинство россиян, по опросам, боятся милиции, а более 70 процентов ей не доверяют. Разложение в милицейских рядах дошло до такой степени, что многие авторитетные политологи вообще сомневаются: способна ли в принципе система органов внутренних дел выполнять возложенные на нее функции? Всерьез звучат предложения разогнать ее и создать совершенно новую.
  Возможно, это крайности. Но что мне кажется однозначным, так это то, что совершивший преступление сотрудник милиции должен отвечать за свои поступки по всей строгости закона. Форма и оружие дают ему огромную власть над людьми, а это, на мой взгляд, отягчающее обстоятельство при определении степени вины, а не смягчающее.
  Не припоминаются и случаи, когда бы строго взыскали с начальника, чьи подчиненные бесчинствуют. Ответственность чаще всего ограничивается взысканиями, которые особых последствий для проштрафившихся не имеют. При такой практике граждане от милиции будут прятаться быстрее, чем от преступников. Вот и вся ирония.

*(Фамилии курсантов изменены).

17 октября 2005, 22:00  1602

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Криминал"