ИГРЫ РАЗУМА. Азарт привязывает к ''столбу''



  Лет двадцать назад в ходу был анекдот об иностранце, который узнавал у московского милиционера, где находится ближайшее казино. «В Стокгольме», — гордо ответил страж порядка и был прав. Уголовный кодекс строго следил за тем, чтобы «черный азарт» жил только в фильмах и книгах. Но изменились времена, люди и идеи. Игровые салоны и клубы давно не вновинку, а уж игровые автоматы, кажется, стоят на каждом шагу. Люди играют открыто и проигрывают, порой, очень крупные суммы. Опасная свобода…

ЭТО ЧТО-ТО НОВЕНЬКОЕ

  Два года назад жители п. Нарышкино были потрясены смертью подростка, которого нашли повешенным в пригородной лесополосе. Следствие списало все на самоубийство, но по поселку до сих пор ходят слухи, что причина смерти была иной. Трудно поверить: мальчик, только что выигравший крупную сумму денег на игровом автомате, так из-за этого расстроился, что решил свести счеты с жизнью… Годом позже при схожих обстоятельствах исчез подросток в Мценске – выиграл и бесследно пропал по пути домой. Несколько месяцев назад убежал из дома орловский подросток, который, напротив, проиграл родительскую «заначку», а суровому наказанию предпочел бега…
  Подобных случаев с каждым днем становится все больше. А главными героями этих историй нередко становятся не только молодые, но и, что удивительно, пенсионеры. Из дома они, конечно, не бегут, но бывает, что до последней копейки проигрывают пенсии и «гробовые».
  — Играют очень многие, — говорит диспетчер Марина, которая в одном из самых оживленных мест города обслуживает игровые автоматы, или «столбы», как их еще называют. — Иногда пообедать не успеваешь, все деньги размениваешь. В основном играют подростки и старики. Люди среднего возраста обычно останавливаются по пути с работы или на работу и долго не играют. Подолгу стоят те, кто на игре помешан. Приходят и «счетчики» — это те, кто разрабатывает свои системы. Но они больше наблюдают за другими, чем играют, что-то считают, записывают...
  Марина уверяет, что сама соблазну не подвержена: слишком много чужих переживаний происходит на ее глазах, а скромный заработок в 200 рублей в день ей куда ближе, чем возможность обогатиться за несколько секунд, положившись на слепую удачу.

ЧТО НАША ЖИЗНЬ?

  Игра – это бизнес, а любой бизнес живет по своим законам. Основной критерий для владельца игровых автоматов – максимизация прибыли, для игрока – «счастливый» автомат или нет. Как ни странно, но одно тесно связано с другим. «Счастливость» на самом деле не случайна, а оговорена законом: настройка так называемой отдачи «столба» должна быть не менее 74 процентов. Иными словами, из каждых опущенных в автомат 100 рублей как минимум 74 должны вернуться к игрокам и как максимум 26 останутся владельцу. Однако существует несколько вариантов настроек, и конкуренция вынуждает выставлять отдачу на уровне 85-90 процентов. Расчет прост: раз процент отдачи выше, то автомат кажется «счастливее» и к нему придет больше клиентов.
  Опытные игроки уверяют, что существуют и другие способы стимулирования: на владельцев игровых точек работают бригады «счастливчиков» — с виду обычных игроков, которые изо дня в день следуют по определенному маршруту, от автомата к автомату, и на глазах у изумленной публики с легкостью срывают банк. Якобы таким способом предприниматели пытаются создать положительный имидж именно своей точке. Манящий звон выигранных монет подталкивает нерешительных граждан к риску, чем и пользуются «народные умельцы», которые, по слухам, умудряются выставлять отдачу даже до 50 процентов — дело техники, как говорится.
  — Прямо принцип лохотрона какой-то, — смеется, услышав об этом, Алексей К. — владелец нескольких «столбов». — Только автомат не выигрывает у кого-то конкретного. Я не могу приказать ему: обыграй вот этого дядю, а той тете выдай большой выигрыш. На самом деле тут не угадаешь, кому как повезет.
  По словам Алексея, среднесуточная прибыль от одного «столба» не превышает 500 рублей. По словам Марины, составляет 3-4 тысячи. Стоимость автомата около 4 тысяч у.е., окупается он примерно за месяц. Далее - сплошная прибыль...

ЗАКОН И ПОРЯДОК

  Если верить владельцам «столбов», проигранные деньги чуть ли не перераспределяются между игроками. Им же, сирым, остается лишь небольшая плата за предоставление места для игры и за обслуживание, да и та едва ли не полностью уходит на разные проплаты: аренду помещения, рекламу, зарплату, налоги, закупку новых программ и автоматов. Но если все так плохо и невыгодно, зачем они этим занимаются?
  — Это нормальный бизнес, ничем не хуже торговли, и он должен развиваться, — считает Алексей К. – Но все зависит от власти. Если она «быкует» и назначает непомерные налоги, то никто и не будет работать, по крайней мере, законно. Если меня душат налогами, а «крышующие» просят больше, естественно, я уйду в «подполье».
  — Надо признать, что вопрос с игорным бизнесом до конца не проработан, — говорит депутат горсовета Ю. Малютин. — Фактически это обыкновенная предпринимательская деятельность, только с чуть большей налоговой ставкой. Регулирует эту деятельность федеральное законодательство, но оно тоже несовершенно.
  Действующий закон весьма либерален. В нем, например, практически нет ограничений, за исключением строгого запрета играть лицам, не достигшим совершеннолетия, то есть детям и подросткам. Однако играют, потому что не понятно, кто должен за этим следить. Закон вроде бы обязывает к этому властные структуры. По логике, это сотрудники правоохранительных органов. Но у них работы и без того хватает, а к каждому «столбу» по сотруднику не приставишь. Вот власть и пытается переложить проблему на плечи владельцев игорных точек.
  — А почему я должен следить за всеми играющими? — возмущается Алексей К. — Это проблема не моя, а власти — пусть она обеспечивает правопорядок. И почему все набрасываются на нас? Лотереи — те же азартные игры, но билеты без всякого продают детям. Или SMS-викторины? Разве это не игра? Дети сотнями отправляют такие SMSки, и им этого никто не запрещает.
  Его логика объяснима: подросток приносит такой же «пятачок», что и все остальные, чего ж его прогонять?
  — Я только за порядком слежу, — неохотно делится со мной охранник одного из клубов. — А за мальчишками бегать не нанимался, мне за это не платят.
  В этом вся позиция «воротил» игорного бизнеса – порядок обеспечим, а правопорядок, пардон, уже не наша забота, закон ведь не запрещает детям находиться в клубе, запрещает только играть. Кто же виноват в нарушении закона? Видимо, родители…

ЭТО НЕ ФАМИЛИЯ, ЭТО ДИАГНОЗ

  Позволить себе потратить на игру пять рублей может практически каждый — незаметная, мизерная ставка. А когда она помножена на 10, 100, 1000? Увлекшись погоней за барышом, люди редко контролируют свои расходы.
  — В психиатрии патологическая зависимость от игры называется лудоманией, — говорит психолог Л. Дашевская. — Возникает она в основном у людей бедных и низкой культуры, которые верят в то, что могут в одночасье разбогатеть. Болезнь развивается по принципу: «теперь мне точно повезет!» Но для некоторых деньги не главное, просто они так снимают стресс. А значит, главная причина кроется в особенностях личности.
  По данным Минздрава России, лудоманов в стране уже примерно в два раза больше, чем наркоманов. Пока медики «по пальцам» считают орловцев, которых игра на «столбах» привела в палаты психоневрологического диспансера и реабилитационные центры, но с каждым месяцем их становится все больше... Да и сравнение с наркоманией неслучайно, поскольку «азарт» в психиатрии изучается как одна из разновидностей наркотической зависимости. Схожи даже симптомы и ход этих болезней. Зависимость и в том, и в другом случае наступает постепенно.
  — Опуская монету в щель автомата, человек верит в удачу, — говорит врач-нарколог Н. Зуева. — Это его настолько возбуждает, что начинается выброс гормона эндорфина. Такое состояние наркоманы называют «приходом» от укола. Лудоманы теряются во времени и получают «кайф» от процесса игры. Потом наступает «ломка» — эмоциональное похмелье, когда гормонный подъем сменяется подавленностью, опустошенностью и чувством вины.
  По мнению психологов, от лудомании в основном страдают дети. Они более эмоциональны и безрассудны, менее опытны и осторожны, а ради игры готовы порой на отчаянные поступки. Памятен пример двух братьев-подростков из Заводского района, угнавших в прошлом году легковую машину и распродавших ее на запчасти. Вырученные деньги ушли в ненасытный зев автомата, а ребят поймали, когда они пытались совершить новый угон.
  Специализированных медицинских учреждений и врачей, занимающихся лечением лудомании, у нас пока нет. Поэтому вся нагрузка выпадает на наркологический и психоневрологический диспансеры, реабилитационные медико-социальные центры и… родных.
  — Глупо думать, что все игроки — лудоманы, — возражает Алексей К. — Это выдумки врачей, которые не хотят лишиться пациентов. С таким же успехом можно сказать, что любой, кто выпьет на день рождения или на Новый год бокал шампанского, – хронический алкоголик. Бывают, конечно, одержимые, но мы стараемся их ограничивать в игре и не портить нашу репутацию…
  Игорный бизнес перспективен, практически вечен и стабилен, а налоги напрямую поступают в местную казну. За их счет можно не только пополнить бюджет, но и, к примеру, создать службу и механизм регулирования и контроля за выполнением предпринимателями норм игорного законодательства. Почему же это не только не делается, но даже не обсуждается?
  Увы, наш игорный бизнес развивается не по законам морально-психологической целесообразности, этики и здравомыслия, а исключительно из финансовых соображений.

  В некоторых странах, например, в Швеции, в игорных залах и казино штатные психологи отслеживают чересчур азартных клиентов и проводят с ними душеспасительные беседы. Говорят, что они могут даже запретить продолжение игры. В этом отношении нам до практичных шведов еще далеко. И не только шведов. В Москве с подачи мэра Лужкова весь игорный бизнес хотят выселить из центра города на окраины. Мосгордума принимает решение запретить игровые салоны и залы вблизи школ и на первых этажах жилых зданий. В Орле мы видим совсем другую картину. А в бюджет от игорного бизнеса в прошлом году поступило всего 32 млн. рублей.

1 августа 2005, 22:00  1791

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Криминал"