СЕРИЙНЫЙ УБИЙЦА НА СВОБОДЕ. Судья Бибиков посчитал, что человек, лишивший жизни десятерых, исправился



  Четыре месяца назад “НО” писали о серийном убийце Владиславе Моисеенко, обвиненном более чем по ста(!) пунктам различных статей Уголовного кодекса. Он убил десять человек, среди которых был и лучший друг, и совершенно случайные люди, волей судьбы оказавшиеся не в том месте и не в то время. Он был главарем банды преступников. Своим жертвам стрелял в головы, чтобы не продырявить одежду, которую потом заботливо отстирывала от крови его сестра. В списке похищенного им у убитых в том числе были и два килограмма гречки, нижнее белье, упаковка спичек и тринадцать кроликов... Говорят, с 1917 года в Орловской области не было преступника, который бы совершил десять умышленных убийств ради того, чтобы обобрать. Тем не менее, председатель суда Урицкого района Ю. Бибиков выпустил Моисеенко на свободу условно-досрочно после десяти лет отсидки — по году за каждого убитого человека.

  В свое время судья А. Минаков приговорил Владика к пятнадцати годам лишения свободы, а не к пожизненному заключению, только потому, что по старому УК, действовавшему во время совершения Моисеенко преступлений, максимально возможный срок составлял пятнадцать лет. Или смертная казнь. Но в те годы на казнь ввели мораторий, и серийный убийца “отделался” минимальным наказанием. А теперь что ж? После отбытия двух третей срока у каждого «сидельца» возникает право на условно-досрочное освобождение. В случае с Моисеенко — это десять лет. Вел он себя хорошо, план выдавал, в церковь ходил. Тем не менее, администрация нарышкинской колонии, где убийца отбывал наказание после тюрьмы, ходатайство Моисеенко не поддержала. Однако это не остановило судью Бибикова от вынесения «гуманного» решения. Наверное, из удобного кресла ему видней, насколько раскаялся Владик Моисеенко.
  — Таков закон, – объяснил свое решение господин Бибиков. – За десять лет у него было всего одно взыскание. За причиненный материальный ущерб потерпевшим он расплатился, а это — самое главное. Так что у меня не было оснований не удовлетворять его ходатайство.
  И потом, дескать, он мог пожаловаться. Вдруг областной суд отменил бы определение? Зачем это надо судье? И вообще зря журналисты раздувают шумиху — дело того не стоит. Лучше бы почитали Уголовно-исполнительный кодекс…
  Почитали. Документ ясно и четко говорит о том, что для освобождения заключенный должен предоставить суду доказательства своего раскаяния и исправления, должен загладить причиненный преступлением вред. Но даже в этом случае, говорится в УИК, суд не обязан его выпускать. Закон говорит лишь о том, что у суда есть для этого формальные основания, но не о том, что он должен подарить свободу преступнику. Так что заставило господина Бибикова принимать такое решение?
  — Я отношусь крайне отрицательно к досрочному освобождению Моисеенко! – прокомментировал ситуацию тот, кто осудил серийного убийцу, — А. Минаков. – Не могу сказать, правильно или нет поступил суд, удовлетворившего ходатайство, — не в моей это компетенции. Но я считаю, что к делу таких людей, как Моисеенко, надо подходить очень индивидуально, чтобы, не дай бог, не ошибиться…
  Уже подошли. Моисеенко выходит на свободу. Многие расценивают это как плевок. Не хочется назвать такое правосудие помойкой? Мне очень хочется...

11 июля 2005, 22:00  1530

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Факты"