ЗОНА. С ПРАВОМ НА ОТСЕЛЕНИЕ. Четыре тысячи болховчан принудили Фрадкова подчистить за Черномырдиным



  Гражданам Болхова пришлось дойти до Европейского суда в Страсбурге, прежде чем они добились восстановления нарушенных прав. Они создали общественную организацию «Союз пострадавших от Чернобыля» и, преодолев немыслимо сложные бюрократические препоны, доказали: если людей объединяет активная гражданская позиция, они способны победить произвол и беззаконие.

ПРИКАЗАНО ЛИКВИДИРОВАТЬ

  Ровно 19 лет назад чернобыльский атом накрыл 40 процентов территории Орловской области. В зону радиоактивного заражения попало более двух тысяч населенных пунктов с населением 350 тысяч человек. Каждый четвертый из них - ребенок.
  До Чернобыля на территории Сурьянинского сельсовета жили полторы тысячи человек, сейчас - вдвое меньше. Конечно, не только потому, что смертность в районе превышает рождаемость. Самые энергичные и здоровые бегут в Орел, в Москву, к черту на кулички – лишь бы подальше от этой беды.
  В деревне Руднево сейчас осталось всего 250 человек, детей – 45. Работоспособные есть, но работы для них нет.
Деревня Руднево: через 19 лет после Чернобыля.   Свою деревню крестьяне называют Хатынью. Вдоль дороги вытянулись брошенные дома. Голые стены, одиноко стоящие трубы удручают. Впечатление такое, будто только что закончилась война. По Дому культуры, конторе местного сельхозпредприятия, медпункту, сельмагу – как Мамай прошел. Все рушится.
  Первым, кого встретила в деревне, был Сергей Калинин. Он и сам бы уехал, да некуда. По меркам Руднево – он зажиточный. Вместе с братом Владимиром организовал крестьянско-фермерское хозяйство. Название громкое, а по сути, натуральное, земли – 140 гектаров. Живут Калинины на «подножном» корме. Выращивают зерно, кормовую свеклу, ячмень. Не продают, все идет на прокорм скотине с личного подворья. Другие крестьяне кое-какую живность тоже водят. Часть этой сельхозпродукции попадает в переработку и на наш стол. Крестьяне и мы вместе с ними едим опасные элементы из таблицы Менделеева.
  Несколько лет назад по заказу Госкомчернобыля РФ была выпущена карта Орловской области, где отмечены все «грязные» зоны. Деревня Руднево, а также половина Болхова тут заштрихованы оранжевым цветом. Это означает зону с правом на отселение. Уровень загрязнения здесь 15 кюри на квадратный километр. Такое было в Чернобыле сразу за тридцатикилометровой зоной отчуждения. На самом деле радиоактивная нагрузка выше, потому что расчеты велись только по цезию-137. Но мы-то знаем, что выпадали и стронций, и плутоний, и еще много других радионуклидов.
  Какой «букет» лежит под порогом дома, на огороде, в хлеву и саду, ни Калинин, ни его односельчане не знают. Об истинной опасности им не сказали в 1986 году, не говорят и сейчас.
  Кто чем болеет и как скоро эти болезни сведут их в могилу – жители тоже не знают. Медицинских и радиологических исследований уже много лет никто не проводил. Последний раз специалистов видели лет десять назад. Приезжали врачи из Германии. Всех приглашали в медпункт, клали на пупок здоровенную трубу, а что нашли внутри — не сказали. А радиация, как выразился Калинин, «жрет» народ. Сам он, еще молодой мужик, в 44 года болеет бронхиальной астмой. Разные болячки подхватили и жена, и дети, и даже годовалая внучка Наташенька уже хворает. Элементарный насморк вылечить проблема: личико сразу покрывается незаживающими язвочками. Так и ходит девчушка в зеленке.Наташа. За что дитя обидели? Местный фельдшер Валентина Лизунькова такую реакцию организма объясняет ослаблением иммунитета. «Здесь все такие, — поясняет она. – У всех болят головы. Очень тревожит, что в последнее время намного чаще появляется онкология. Осложнились роды. За два последних года три ребеночка у нас родились. Так у всех мам была внутриутробная интоксикация плода».
  При этом в деревне закрывают медпункт. Лизунькову уже предупредили о сокращении, она и бумагу подписала, что через два месяца может остаться без работы.
  Кому в голову пришла мысль лишать людей в чернобыльских зонах элементарной медицинской помощи? Это ведь кощунственно. В сельской администрации пояснили: в рамках административной реформы. Губернатор Строев издал распоряжение о сокращении штатов государственных и муниципальных служащих и расходов на содержание управленцев.

ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ

  Через десять лет после Чернобыля по инициативе правительства (тогда премьером был В. Черномырдин) в Закон РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» были внесены изменения. В результате «бумажной работы» многие орловские деревни сразу стали «чистыми», а количество людей, которые имели право на компенсации, льготы и дополнительное медицинское обслуживание, сократилось в три раза.
  На «ликвидации» зараженных зон и здоровье людей государство сэкономило миллионы. Пострадавшим людям перестали выплачивать даже мизерные компенсации, которые народ окрестил «гробовыми», прекратилось финансирование мероприятий по радиационной и радиоэкологической защите загрязненных территорий. К примеру, в 1997 году финансирование капитального строительства по чернобыльским программам на Орловщине не проводилось вовсе. А в последующие три года в область поступало 15 процентов от выделенных сумм. Население оставили наедине со своими проблемами. И что не умертвил смертоносный смерч, убили реформы – экономические, аграрные, социальные.
  Никто не хочет признавать: из-за спада сельскохозяйственного производства в чернобыльских зонах массовая безработица привела к обнищанию населения, жители «подсели» на алкоголь. Сначала пили в лечебных целях, потому что какой-то дурак сказал, что «Столичная» помогает от стронция, а потом от отчаяния.
  Рекомендации для проживающих на загрязненных территориях, разработанные тем же Госкомчернобылем, советуют побольше есть высокобелковой пищи: мяса, морских продуктов, кураги, урюка и орехов. Именно эти продукты, по мнению ученых, повышают устойчивость к хроническому внутреннему облучению и всасыванию в организм цезия и стронция. Цинизм чистой воды: урюк с креветками и орехи с крабами, омарами и устрицами болховчане только по телевизору и видели. «Щи да каша – пища наша, да и то постные», - сказала у магазина в Руднево бабушка Мария Фещева. М. Фещева: вечный Пост.И сумку показала. А в ней – бутылка масла, два батона, хлеб, соль и две баночки йогурта. «А что я могу еще купить на свою пенсию?» — посетовала старушка.
  В 1998 году жители Болхова поняли, что никто, кроме них самих, не будет бороться за их права, и создали общественную организацию «Союз пострадавших от Чернобыля». В нее вступили четыре тысячи болховчан. Возглавила народ экономист местной мебельной фабрики Александра Жучкова. «С нами поступили не по закону, - говорит она. – «Зону» отменили, ничего не исследовав. Например, приехали врачи из Обнинска и установили: дети, у которых щитовидная железа была увеличена до четвертой степени, вдруг оказались здоровыми. Представляете? Когда я подняла шум, подключила болховских медиков, оказалось, что наш диагноз – точный. Обнинцы объяснили: у них другая методика».
  Методики могут быть разными, только цезий – он и в Африке цезий. Как мог он улетучиться и не убивать людей, если период его полураспада 30 лет, а стронция – 100! С момента же чернобыльской аварии прошло только 19. Как мог атом не воздействовать на организм живущих здесь людей, если все эти годы они по нищете своей не получали полноценного питания и необходимой медицинской помощи? «Чернобыльцы» подали в суд иск на правительство.
  Когда Жучкова начала судебную тяжбу, люди надеялись, что московские начальники быстро поймут: нельзя лишать пострадавших от радиации государственной помощи. Надежды таяли с каждым годом. Мужество этой женщины достойно преклонения. Сколько всего пришлось пережить за эти годы, ведомо только ей самой. Сегодня она не скрывает: не раз опускались руки, приходила мысль, что все бесполезно. Но за ней были люди, они верили в нее, и Александра Ивановна не считала себя вправе прекратить борьбу. Даже в минуты полного отчаяния она не подавала виду, как ей тяжко. Болховчане выиграли все суды – от районного до Верховного. Судебная власть обязала исполнительную восстановить в Болхове и окрестностях «чернобыльский статус». Правительство решение судов проигнорировало. Ушел Черномырдин, пришедшие на смену ему Кириенко, Примаков, Степашин, Путин, Касянов и , наконец, Фрадков, бедами маленького провинциального городка тоже не озаботились. Болховчане обратились в Европейский суд в Страсбурге с жалобой.
  С Жучковой я встречалась в начале апреля. Мы еще не знали, что 7 апреля М. Фрадков все же подписал постановление о возвращении городу льготного статуса. В списке еще 49 населенных пунктов, среди них и Руднево. Им возвращен статус зоны с правом на отселение. Еще 63 деревни и хутора снова включили в зону льготного социально-экономического статуса. Все расходы по финансированию чернобыльских программ федеральный бюджет берет на себя. В бюджете на 2005 год на эти цели уже зарезервированы средства.
  Это победа. Победа неутомимой Жучковой, победа граждан Болхова. Они доказали, что, объединившись, можно заставить власть уважать свой народ. И неважно, чего больше убоялось правительство – своих граждан или международного скандала. Убоялось – и это главное. Ушло на это без малого семь лет!

25 апреля 2005, 22:00  4516

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"