КРАЙНИЙ ДЕЛУ НЕ ПОМЕХА. Репортаж из зала суда



  «Такого в зале суда я не ожидала, - возмущенно говорила зав. кафедрой общественных наук института культуры Светлана Юрикова. - За то, что я как свидетель дала положительную оценку подсудимому, прокурор призвала меня к моральной ответственности! Но если я с юности знала Аркашу и его семью только с хорошей стороны, почему я должна говорить другое? Ведь решается судьба человека! Да вы придите, послушайте все сами.»

  30 июня А. Потыкайлову, о котором шла речь, в Советском суде г. Орла зачитали обвинительный приговор и осудили на семь лет колонии строгого режима. Но, словно в подтверждение преподавательских слов, областной суд отменил приговор судьи Н. Чеканихиной из-за «несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и нарушения уголовно-процессуального закона» и направил на новое рассмотрение.
  29 ноября. Уголовное дело по обвинению А.Потыкайлова слушается вновь. Темноволосого парня в зал суда доставляет конвой. На скамье подсудимых он сидит с опущенной головой. Рядом лежат бумаги, подготовленные им к процессу. Приходят прокурор и защитники. Входит председательствующий – судья Игорь Потапов.
  Стараясь объективно подойти к процессу, подытоживаю свои знания: гособвинение инкриминирует Потыкайлову разбой, который он якобы совершил ночью 13 декабря 2003 года в сквере около магазина «Орел». Позиция защиты иная. Милиция увлеклась идеей: раз ранее судимый - значит злодей, тем более, что куртку, сорванную с потерпевшего, нашли рядом. Осталось дело только оформить, вот «кулинары» в РОВД и состряпали…
  Заседание начинается, и сразу выясняется, что на процесс не явился ряд свидетелей, в том числе и основной – некий В. Алексеев. Со стороны иначе как странной ситуацию не назовешь: дело вторично слушается в суде, а главный свидетель обвинения ни разу не появился, как будто его вообще не существует.
  - Настаиваю на его допросе, - произносит адвокат. – Его показания решающие, так как, со слов Алексеева, именно он задержал подсудимого с курткой в руках. Мой доверитель говорит обратное.
  Суд оглашает показания Алексеева. Согласно им около часа ночи он провожал девушку по улице Приборостроительной, когда услышал крики о помощи и по голосу узнал своего знакомого Сибилева. Тот кричал, чтобы задержали бежавшего человека с курткой в руках. Через несколько метров парень упал. Алексеев подбежал к нему и держал, чтобы тот не убежал. Появился Сибилев. Сразу подъехала машина светлого цвета, из которой вышли люди и потребовали, чтобы парня с курткой отпустили. В это время появилась милицейская машина, незнакомцы уехали.
  Судья обращается к потерпевшему Сибилеву: «Вы подтверждаете показания Алексеева?» На что получает утвердительный ответ. Несколько позже защита ходатайствует перед судом о проведении экспертизы по куртке.
  - Ее цель? – интересуется судья
  - Возможно, пятна крови на куртке найдут, либо ворс, или еще что-то, что бы подтвердило, что снимал ее я или, наоборот, не я, – отвечает Потыкайлов. – Я говорил об этом на предварительном следствии, но меня не слушали.
  – Возражаю, – берет слово прокурор. – Проведение экспертизы считаю нецелесообразным. Прошел почти год - мало ли чьи следы могли остаться на куртке. Ее еще на предварительном следствии вернули потерпевшему.
  Суд с доводами обвинения соглашается и в ходатайстве отказывает. «Но я-то здесь при чем? - роняет подсудимый. - Следствие экспертизу вовремя не провело, а мне семь лет за чьи-то грехи дали…».
  Среди защитников в суде сидит и мать подсудимого. Она эмоционально и несколько невпопад говорит: « Когда сына судили за кражу, он сказал, что виноват, и я на суд и не ходила. Но здесь…»
  - Ближе к делу. Вы готовы дать показания? - обращается судья к подсудимому.
  - Да, – и Потыкайлов рассказывает свою версию событий.
  Вечером 13 декабря он из кафе возвращался домой. До магазина «Светлана» доехал на маршрутке, купил пиво, выпил его и пошел домой. Проходя сквер около магазина «Орел», услышал крики, обернулся и заметил драку. Крикнул: «Что вы делаете? Прекратите!» Через несколько секунд его сзади ударили по голове и повалили на землю. От ударов он потерял сознание. Когда пришел в себя, рядом увидел девушку. (К слову, один из допрошенных милиционеров, приезжавших в ту ночь на место происшествия, в суде также показал, что, не доезжая до места, где на снегу сидел Потыкайлов, он видел несколько человек, среди которых была и девушка. Но толпа, завидев милицию, разбежалась. – Авт.). Потыкайлова подняли и посадили на колени. Когда подъехала милиция, он был один. Только потом подвели человека, у которого лицо было сильно залито кровью. Всех до выяснения обстоятельств отвезли в Советский РОВД.
  - Куда вы все-таки шли? – интересуется адвокат у подзащитного.
  - Домой. На улицу Пожарную.
  - То есть ваше появление в районе сквера не случайно?
  - Нет.
  - Вы могли рассмотреть нападавших?
  - Нет, меня сразу стали бить.
  - К правильности опознания у вас вопросы есть?
  - Да. В кабинете я сидел в куртке с ссадинами на лице после избиения. Рядом без верхней одежды были двое. Как выяснилось позже – милиционеры из соседних кабинетов. Зашел потерпевший, который сразу «опознал» меня, хотя до этого говорил, что не помнил, кто его бил.
  Адвоката сменяет прокурор.
  - Чем занимались после отбывания наказания?
  - Отходил от тюрьмы - лечился от туберкулеза.
  Интерес к подсудимому проявляет судья:
  - Нападавшие какие-либо требования к вам предъявляли?
  - Крикнули, мол, много видишь.
  - Вы поддерживаете показания, данные на предварительном следствии?
  - Частично.
  - К вам, что, в РОВД применяли насилие?
  - Нет, просто на подпись принесли бумагу, а там все уже было написано.
  - Если так, то откуда следователь мог узнать, что вы были в баре?
  - От оперативных сотрудников, которые беседовали со мной до следствия.
  - А в РОВД вы долго были?
  - Минут десять. Валялся в коридоре. Затем вышел милиционер и сказал, что меня надо везти на освидетельствование в наркологический диспансер.
  - Имелись ли основания оговорить вас?
  - Надо было кого-то посадить…- звучит шокирующий ответ.
  - Как вы думаете, как куртка оказалась рядом с вами?
  - Подбросили, когда избивали. Изначально меня никто из потерпевших не узнавал, а через десять часов после случившегося вдруг все одновременно опознали. Оперативники в РОВД даже сами говорили, мол, домой пойдешь...
  Адвокат заявляет ходатайство об исключении в качестве доказательства протокола опознания Потыкайлова в связи с нарушением норм Уголовно-процессуального кодекса. С ним соглашается и прокурор: «У потерпевшего до процедуры опознания следователь не спросил, по каким чертам он может опознать нападавшего».
  Судья ходатайство удовлетворяет. Протокол опознания, как незаконно полученный, исключается из числа доказательств. Потапов назначает дату для прения сторон.
  В глазах Аркадия – тоска загнанного зверя. Его мать нервно сует документы в сумку и дрожащими руками пытается ее застегнуть. Замок не поддается. Она с явным усилием его сжимает, и … щелк! Звук напоминает лязг наручников. Но вздрагивает от него только она. Адвокат и прокурор деловито уходят: для них будущее ее сына - всего лишь результат очередного состязания профессионалов... И мать теряется в судебных коридорах, нелепо перевернувших уже не одну человеческую судьбу...

6 декабря 2004, 22:00  1477

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Криминал"