ОХОТЫ НЕТ - ТРОФЕИ БУДУТ…



  Оказывается, лакомый кусок собственности — не только рынок, ферма или завод. Аппетиты нашей власти распространяются и на сферу, казалось бы, весьма далекую от товарно-денежных отношений. Это — охота, довольно азартный досуг на любителя. Стараниями областной администрации начались такие перемены, в результате которых общественные угодья и дикое зверье скоро, похоже, тоже будут «прихватизированы».

  В гостевом домике общественной организации охотников и рыболовов Урицкого района допоздна светилось окно. Не стихали голоса. Члены правления обсуждали нашумевший акт ревизии финансовой деятельности вышестоящей организации — Орловского охотобщества, аудиторскую проверку, задевшую интересы многих важных персон.
  Участники заседания недобрым словом помянули то время, когда в середине девяностых вступил в действие Закон РФ «О животном мире», позволявший коммерческим организациям становиться охотпользователями. Тогда же подоспело и постановление главы администрации области № 40, заставившее охотников с пикетами выйти к «белому дому», т. к. в нем предусматривалась передача общественных угодий.
  Как заметил почетный член ассоциации охотников и рыболовов Евгений Бывшев, хотя команда Строева начала активно наделять приближенных бизнесменов и дельцов угодьями, ранее закрепленными за областной общественной организацией, любительская охота устояла. Но среди охотничьего сообщества, объединенного в ООООО и Р, начался раскол. Трещина прошла там, где сошлись интересы личного и общественного, мелкой наживы и больших злоупотреблений.
  Бывший председатель областного правления г-н Внуков, недавно ставший чиновником аппарата областной администрации — начальником управления по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных, и главбух охотобщества Салихова попали под подозрение нового председателя правления А. Лежепекова. По инициативе последнего против главного бухгалтера было возбуждено уголовное дело, что вызвало недовольство зам. губернатора Майорова. Пока новый председатель был на лечении, создали кризисную ситуацию с переоформлением договоров на право пользования угодьями в связи с изменением охотустройства в нескольких районах, хотя охотобщество своими территориями могло пользоваться до 2007 года. Подписание договоров затянули. А коль не заключен такой договор с управлением по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных, ни один охотник не получит лицензию.
  Не у всякого достанет гражданского мужества «бодаться» с чиновниками областной администрации и охотуправления. Понимая, что иначе не видать договоров, неугодный Лежепеков написал заявление об уходе, адресуя его совету охотобщества. И удовлетворенный Майоров подписал договора.
  По словам почетного члена Орловской областной организации охотников и рыболовов Леонида Алымова, атака на любительскую охоту приобрела черты междоусобицы. Охотничье управление присвоило себе функции охотпользователей. Например, изменилась практика выдачи лицензий. Их почему-то получают главы администраций, а не руководители общественных организаций охотников. Можно только догадываться о справедливости и бескорыстии распределения этого дефицита среди всех желающих.
  А деятельность так называемых оперативных отрядов по соблюдению правил охоты под эгидой областных чиновников! Предполагалось, что они будут ловить браконьеров. Но в народе их прозвали по-другому - «заготовителями». На снегоходах «Буранах», с карабинами и приборами ночного видения эти отряды «контролировали» природные парки. После этого в Шаблыкинском и Урицком ареалах, специально защищенных, между прочим, указом Строева, с дичью возникли большие проблемы. Куда и кому попадало деликатесное мясо?
  Самоуправство в угодьях частных охотпользователей - особая песня. По идее, их должны инспектировать охотоведы управления. Но многое ли может позволить себе простой проверяющий во владениях местного князька с разнообразными связями? В Урицком районе больше половины земельных паев у жителей деревни Квасово взял в аренду некто Перелыгин. Несмотря на то, что по закону охотугодья не совместимы с владением и пользованием землей, хозяин своевольно поставил аншлаги: «Сельхозпредприятие ООО «Планета». Охота запрещена!». Недавно охранники Перелыгина поймали двух охотников и отобрали у них ружья. И никакой реакции со стороны охотуправления, а ведь это видовой государственный заказник!
  Председатель правления общественной организации охотников и рыболовов Урицкого района Владимир Хохлов заострил еще одну важную проблему: в свое время по области сделали 22 заказника, отрезав их от угодий охотобщества. Большинство из них в соответствии с губернаторским указом приобрело статус природных парков. Затем последовало банкротство (например, в Тросне и Шаблыкино), и земля уже продана частным пользователям. А заказники снова нарезали за счет оставшихся угодий общественной организации охотников. Если учесть, что в нынешнем году финансирование природных парков стало осуществляться за счет дырявых районных бюджетов, очевидно, что их участь предопределена.

  …Посетите Урицкий природный парк. О его существовании вам напомнит разве что неказистая арка с соответствующим названием. А ведь в свое время сюда, на устройство одной только плотины на реке Цон, давалось около трех миллионов государственных рублей. Где плотина? Кроме того, что строительной техникой сгребают ценную торфокрошку и возят КамАЗами ее продавать – особых плодов освоения выделенных средств не видно. Зато в прессе частенько появляются статьи с самоотчетами директора парка. В одной из них этот компетентный руководитель рассказывает, как за год 250 завезенных сюда косуль расплодились до популяции в тысячу голов. К слову, косуля, как правило, своего единственного теленка вынашивает 11 месяцев. Смеются егеря...
  Конечно, такие статьи в обладминистрации приятнее читаются, чем акты ревизии финансовой деятельности о вопиющих злоупотреблениях нынешних охотничьих чиновников.

15 ноября 2004, 22:00  2117

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Экономика и власть"