БОМБА ДЛЯ «ДЮЙМОВОЧКИ». 16 сентября «террористы» «взорвали» пол-Орла



  Кого чему научил Беслан? И научил ли вообще? Задавшись такими вопросами, журналисты «НО» набили рюкзаки «бомбами» и пошли по учебным заведениям Орла.
  На приготовление к «теракту» много времени не ушло. В редакционной кладовке нашли картонную коробку, такую, чтобы с трудом входила в большой черный рюкзак и очертания которой хорошо бы просматривались снаружи. В качестве взрывоопасной начинки в коробку положили старые тапочки нашей уборщицы. Два журналиста для большей схожести с бандитами на дело пошли с опущенными глазами и недельной щетиной. Свидетельствуем: за пару часов беспрепятственно «взорвано» полгорода.

ВОЛКИ В ОВЕЧЬЕЙ ШКУРЕ

  Первой попалась средняя школа № 23 с углубленным изучением иностранных языков.
  Легенду придумываем на ходу: небритые, но безумно любящие малышей отцы идут в школу, чтобы … отдать там своих детишек на подготовительные курсы для дошкольников.
  Чужаков на входе встречает охранник в годах. На вопросы «Кто мы такие?» и «Зачем?» - урок дипломатии: «Мы к директору, насчет наших детей». Рядом вырастает невысокая женщина и, видимо, посочувствовав незадачливым папашам, говорит, что его в школе нет. «Тогда нам к завучу», - прикрываемся высокими должностями. «Он на уроке, — вмешивается в разговор подобревший страж, - подождите немного, скоро переменка». Но ждать нам нет смысла: «террористы» лукавством расположили к себе людей, которых ничто не насторожило. Со словом «БУХ!!!» мы оставляем коридор школы. Увы, но первый блин вышел не комом.

РЕКТОРА СПАСЛА ОБЛАДМИНИСТРАЦИЯ

  Навещаем «кузницу кадров» - Орловский государственный университет. Около входа растворяемся в толпе студентов. По новой версии, в ОГУ мы пробираемся под видом потенциальных студентов, чтобы узнать о работе подготовительных курсов. В шумном потоке вносимся в главный корпус. «Если поймают - больно сделают, а то и как провокаторов посадят,» - сдают дилетантские нервы. Но охранник сидит, не рядом с входом, а чуть ли не на задворках, и нас ловить не собирается.
  Оказываясь внутри, смелеем. С «бомбой» идем бродить по этажам. Студентов — море. Ничего не скажешь – хорошее место для теракта. Заглядываем в аудиторию для лекций. Ваганты сидят, как в амфитеатре. «Еще учитесь?» - ехидно интересуемся у наших жертв. «Ага», - беспечно отвечают они. «Факультет-то какой?» - «Естественных наук». - «Предмет?» - «Педагогика». - «А с охраной у вас как?» - прокачиваем информацию у наивных студенток. По девичьим глазам кажется, что в какой-то момент одна из барышень подозревает неладное: испуганно бросает взгляд на чужаков и наш черный рюкзак. «Внизу сидит», - кокетливо улыбается ее подружка. Хорошо, что не в последний раз.
  Осмелев, решаем на студентов больше не размениваться. «Взорвем ректора Федора Авдеева, фигура-то видная, резонанс пойдет», - предлагаю подельнику. «Ты знаешь, где его кабинет?» - интересуется он. «Нет, но студенты народ общительный: сольют любую информацию.» - «А что у него спросим?» - «Да что-нибудь. «Бомбу» поставим рядом и спросим, что ректор думает об охране своего заведения. Человек он умный, обязательно что-нибудь расскажет!» Как решили, так и делаем. Но господин случай уводит ректора от встречи с «террористами»: Авдеев уехал на совещание в областную администрацию. Так что, можно сказать, Федора Степановича спасло высокое начальство.
  Но не уходить же просто так! Просим дать кого-нибудь вместо него. Секретарь предлагает кандидатуру по фамилии Мерзликин (проректор по капитальному строительству). Ее выбор нас вполне устраивает. С «подарком» идем к нему.
  Проходя холл, пытаемся «разбудить» охранника. Может, парень все-таки поймает бандитов и медаль получит: «Рюкзачок поставить можно?» - ненавязчиво подкладываем «бомбу» на соседний с ним стул. «Угу», - кивает он головой. БУХ!!!

НЕ ВСЕ ТО ЗОЛОТО, ЧТО БЛЕСТИТ

  Следующим решили «взять» элитный детский садик «Дюймовочка», что на улице Красина. До него от ОГУ рукой подать. «Не выйдет, - сомневается компаньон. - В областной газете писали, что там даже для родителей пропускной режим ввели. А детишкам, ты только подумай, ростком чуть выше горшка, «паспорта» выдали, охрану милицейскую поставили, сторожа со злой собакой имеют. Вдруг она без цепи сидит?» «Ну и ладно, — говорю, — пусть хоть собака облает. А то скучно даже».
  Подходим к забору. На скамеечке милиционер сидит. Нос в сотовый телефон уткнул, чего-то там ковыряет. «Служит», - почтительно произносит коллега.
  Чтобы не «светиться», заходим через соседнюю калитку. Кругом детвора: кто в песке возится, кто под кустом сидит. Детский смех и улыбки. На солнышке бдят воспитатели, но на чужаков внимания не обращают.
  На дорожке встречаем папу с дочкой. «Не подскажете, директора как зовут?» - наводим справки. «Галина Николаевна Сухорукова», - охотно делится мужчина информацией. Галина Николаевна — так Галина Николаевна.
  Вскрывать кодовые двери не пришлось — одна из них была просто открыта. Оставалось только найти кабинет директрисы, но и здесь без добрых людей не обошлось. «Вы к кому?» - останавливает в коридоре женский голос. «Галину Николаевну ищем.» - «Вернитесь назад, ее кабинет под лестницей». На шум выходят несколько человек. Одна из женщин, заподозрив неладное, спрашивает: «Вы как сюда прошли?» «Оказались», - отвечаем уклончиво и спешим ретироваться. Уже в спину дама возмущается: «Оказались! Платите, родители, по 50 рублей за охрану, за то, что мужики … оказались».
  На двери надпись: Г.Н. Сухорукова. «Из газеты», - представляемся мы. «И что дальше? - в штыки встречает нас директриса. - Мне сказали на совещании никакой информации корреспондентам не давать. Все. Увольте меня от ваших обращений». Без каких-либо пояснений мы оказываемся за дверью. Ну надо же: так эмоционально реагировать на журналистов и не поинтересоваться, как при охране с «ясельными» паспортами чужаки с «бомбой» в рюкзаке дошли до ее кабинета! БУх, госпожа Сухорукова!!!
  Прежде, чем окончательно оставить детский садик, решаем все-таки поговорить с милиционером. Волшебные слова «Галина Николаевна» делают его лучшим другом «шахидов». Он даже соглашается проводить нас в ее кабинет, но мы любезно отказываемся — чего идти на эти «развалины».

НА ГРАНИ ПРОВАЛА

  Единственным местом, где нам действительно пришлось поволноваться, стал корпус торгового института. Молодой охранник сурово окинул взглядом: «Куда и зачем?» «Насчет подготовительных курсов», - используем мы старую легенду. «Документы есть?» У одного из нас оказывается военный билет. Он берет военник и записывает фамилию в журнал. «Сумки оставьте здесь», - указывает на рядом стоящий стул. «Рюкзак оставим, а сумку возьмем с собой, там тетради и ручки», - выторговываем мы у него одну «бомбу».
  Рюкзак придвигаем поближе к вахтерше. «Бабушка, присмотрите», - подкладываем «заряд» под старушку. «А вдруг там бомба?!» - восклицает она, бесхитростно ставя нас на грань провала. Охранник настораживается и пристально смотрит в нашу сторону. «Да что вы, - спешим ее успокоить. - Мы бы рюкзак с собой забрали, да вот охрана настояла, чтобы здесь оставили». Аргумент срабатывает. Старушка вроде успокаивается.
  Набродившись вдоволь по корпусу, заходим в кабинет, где узнаем о подготовительных курсах - на тот случай, если у охраны на выходе возникнут вопросы, рассматриваем стенд с фотографиями трагедии Беслана…
  Забирая рюкзак, спрашиваем: «Ну что, бабушка, не взорвалось?» - «Нет, еще рано», - как-то невпопад отвечает она. БУХ, божий одуванчик!!!

МИССИЯ ВЫПОЛНИМА

  Итог: «террористы»-дилетанты за два часа среди бела дня беспрепятственно «взорвали» три школы, один детский садик и три корпуса высших учебных заведений, т.е. несколько тысяч человек, по числу жертв переплюнув башни-близнецы в Нью-Йорке. Несмотря на охрану.
  За что родители платят деньги, непонятно, как непонятно, за что их получает охрана. А официальные выступления больших чиновников о принимаемых мерах рассыпаются в информационную пыль, которая при таком отношении к безопасности наших детей однажды может оказаться на руинах орловских зданий. Трагедия Беслана, увы, Орел ничему не научила.

20 сентября 2004, 22:00  1712

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"