ХЛЕБНОЕ МЕСТО



  20 работников производственного кооператива «Орловский комбинат хлебопродуктов» недавно демонстративно вышли из профсоюзной организации. Еще 38 человек потребовали увеличить заработную плату, создать нормальные условия труда и прекратить преследование руководителей, которые пользуются несомненным авторитетом у коллектива. При этом трудовой конфликт постепенно перерастает в борьбу за собственность.

НАЧНУТ С СУДА

  20 сентября в Железнодорожный суд подан иск к председателю «Орловского комбината хлебопродуктов», депутату областного Совета Василию Дмитренко. Истец – Борис Оленичев - требует признать, что ключевые положения устава предприятия не соответствуют действующему законодательству, утверждает, что он ущемляет права собственников и не дает возможности влиять на принятия решений, а это в принципе противоречит самой природе кооперативной собственности.
  Так, по уставу, не работающие на предприятии члены кооператива не имеют права быть избранными в правление и органы контроля кооператива. Наблюдательный совет также избирается только из работающих на предприятии членов кооператива. То есть вся система управления деятельностью, распоряжение имуществом кооператива и контроль за финансовыми потоками полностью сосредоточены в руках тех, кто находится в служебной зависимости от председателя Дмитренко и кого он может, если заартачатся, запросто уволить. Обратившийся в суд пайщик основывает свою позицию на том, что Федеральный закон «О производственной кооперации» таких ограничений не предполагает.
  Нужно иметь немалое мужество, чтобы открыто выступить против руководителя, уже вкусившего, что такое абсолютная, ничем не ограниченная власть.
  Но более всего работников ПК сегодня тревожат слухи. Все чаще из уст руководства они слышат слово «банкротство», а оно, как известно, всегда приводит к продаже предприятия хваткому инвестору за символическую цену.

ЛАКОМЫЙ КУСОЧЕК

  Комбинат хлебопродуктов – предприятие привлекательное. Каждая третья тонна муки и каждая четвертая тонна комбикорма на орловском рынке – его продукция. Имущество только по балансовой стоимости оценивается в 54 миллиона рублей, а на самом деле стоит сотни миллионов. Ему принадлежат двенадцать с половиной гектаров территории, железнодорожные ветки, магистральные шоссе в любую сторону России, емкости на сорок тысяч тонн зерна, мельничные комплексы. В общем, собственность более чем «жирная».
  На нее пока не наложили руку ни богатые инвесторы, ни чиновники. Все это, как в сказке, принадлежит пайщикам – мукомолам, грузчикам, лаборантам, инженерам, водителям. Словом, тем, кто работает или когда-то работал на предприятии. Собственность поделена не на акции, а на паи, которые прирастают от года к году. Так что есть даже реальная возможность к выходу на пенсию заработать на пай под миллион рублей! И это не придумки — среди бывших работников такие дедушки–миллионеры уже известны. При этом, в отличие от акционерных обществ — закрытых и открытых, пайщики кооператива на собраниях равны, независимо от размера своей доли в уставном капитале. То есть неважно, стоит пай рубль или тысячу. Голосуют люди, а не их деньги. В АО, как известно, все наоборот: один человек, имеющий больше половины акций, может навязать свою волю всем и ни с чьим мнением не считаться. Оттого и называют кооперативы во всем мире самыми народными и самыми демократичными предприятиями.
  Отобрать и присвоить кооперативную собственность — соблазн великий, охотники, надо думать, найдутся. Проще всего это сделать, изменив организационно–правовую форму предприятия. С таким уставом, который действует сейчас на предприятии, и теми порядками, которые установил Дмитренко, сделать это не очень сложно. Тем более, что совсем недавно появился еще один крупный пайщик - фирма «Белый парус», которая сделала вступительный взнос на 2 млн. рублей. И хотя сделка вполне законная, настораживает фамилия директора - Кустарев Александр Семенович, шурин нашего губернатора. Именно с ним и фирмами, которые он возглавляет или присутствует в качестве члена совета директоров, связаны все последние скандалы передела собственности. Можно вспомнить «дележку» торгово-оптового склада «Орловской Нивы», отъем городской земли и снос исторических памятников «Экостроем». Везде, где шурин губернатора проглотит кусочек собственности, жди через какое-то время полную «прихватизацию».

ПОД КОЛПАКОМ

  Теперь надо вынудить пайщиков проголосовать за нужное предложение. Если учесть то, как проводят здесь собрания, не будет никаких проблем. Все изменения в устав, которые с подачи председателя Дмитренко вносились на обсуждение коллектива, принимались под «одобрям-с» даже тогда, когда пайщики понимали, что лезут в капкан. А куда деться, если голосования проходят… под видеокамерой. Она фиксирует всех, и с такими, кто «против» или «воздержался», в кабинете председателя проходит политико-воспитательная работа. За три с половиной года, что Василий Иванович управляет комбинатом, он таким образом всех приучил голосовать «как надо». Осечка вышла только один раз. В марте прошлого года члены кооператива отказались утверждать годовой баланс, усомнившись в правильности некоторых цифр. Но на строптивых тут же «наехала» камера, и с третьей попытки Василий Иванович «протянул» нужное ему решение.
  И кто теперь скажет, что невозможно преобразовать кооператив в акционерное общество? А дальше — нехитрые манипуляции со стоимостью акций, передача их из одних рук в другие, взаимозачеты, погашения несуществующих долгов. Схем - море.

СМОТРИТЕ: КТО УШЕЛ!

  Оснований для опасений потерять все у пайщиков более чем достаточно. Недоумение прежде всего вызывает кадровая политика, которую проводит Дмитренко. За воротами ПК за последнее время оказалось около трехсот человек.
  Текучесть кадров не просто велика, а недопустимо велика. Ежегодно увольняется от 100 до 120 человек, то есть каждый третий. За три с половиной года, что Дмитренко у власти, можно сказать, коллектив обновился заново. Но Василий Иванович и текучку сумел поставить себе в заслугу. До сих пор на комбинате вспоминают, как однажды на встрече с губернатором он произнес примерно следующее: «Не волнуйтесь больше, Егор Семенович, за наш комбинат. Я отсюда всех коррупционеров выгнал…»
  Среди «выгнанных» - множество квалифицированных, опытных работников, которых тут же «подбирают» конкуренты и дают им руководящие должности. Кащавцев, Кныш, Хромова, Оленичев, Девяткина – эти имена хорошо известны в кругу специалистов. Василий Иванович поменял четырех главных инженеров, пятерых заместителей. Даже секретарши от Василия Ивановича бегут — с десяток сменилось.
  О последней потере на комбинате сейчас только и разговоры. Подали заявления Березюк, Чудиновский и Епишин. За Березюка, он начальник мукомольного производства, горой встал коллектив. Женщины – мукомолы говорят, что он последний, кто понимает тонкости дела и к ним по-человечески относится. Не отстояли. А начальника производства Чудиновского еще три года назад сам Дмитренко называл лучшим специалистом страны. В свое время его на Орловщину заманили из Пензы квартирой, которую купили за счет комбината. И молодого специалиста Епишина Дмитренко рассматривал как очень перспективный кадр, пророчил ему большой карьерный рост. А теперь эти люди почему-то не нужны.
  Среди уволившихся или тех, кого вынудили уволиться, немало специалистов, которые при выборах на пост председателя кооператива могли бы составить серьезную конкуренцию Василию Ивановичу, и люди охотно проголосовали бы за них, но устав запрещает. Адвокат Виктор Селихов, который в судах отстаивает права уволившихся, так прокомментировал ситуацию: «Дмитренко таким способом обеспечивает себе пожизненный пост председателя».
  Чаще всего, когда люди уходят, их выставляют за ворота «голенькими». В лучшем случае отдают вступительный взнос и небольшую сумму. А заработанного можно и до смерти не увидеть. Например, бывший директор предприятия Э. Садовский так и умер, не дождавшись, когда ему вернут положенное по закону. Ему, как и другим, вместо реальных денег Василий Иванович предлагал неликвиды - полусгнившие ремни, железнодорожные шпалы, проржавевшие подшипники, развалившуюся конюшню послевоенной постройки.
  На кого же меняют неугодных? Недавно Дмитренко представил персоналу нового ответственного работника службы закупок зерна - ожидающего под подпиской о невыезде приговора суда Анатолия Маркова. Погоревший в мэрии начальник управления городской торговли всплыл на хлебном месте на должности, связанной с большими деньгами. В свободное от допросов время Анатолий Андреевич формирует областной страховой фонд зерна.
  А отдел маркетинга с недавних пор возглавляет сын самого председателя - Денис Дмитренко. И как только успевает совмещать ответственную работу с учебой на дневном отделении университета?! Видимо, очень способный молодой человек, весь в папу.

МОЛЧАНИЕ – ЗНАК СОГЛАСИЯ?

  Поговорить о ситуации на комбинате с самим Дмитренко не удалось. Василия Ивановича очень трудно застать на месте. Видимо, занят и производственной деятельностью, и депутатской работой. Главный инженер Данилов, по совместительству возглавляющий на предприятии профсоюз, из которого побежали люди, требования рабочих считает чрезмерными. По его словам, все не так плохо, как рисуют недовольные. Ответ на вопрос, ведет Дмитренко комбинат под банкротство, а затем под приватизацию, сознательно или это лишь необоснованные слухи, я не получила. Впрочем, объясниться с коллективом все равно придется. Одним из пунктов программы Дмитренко, когда он шел на выборы председателя, было обещание сохранить нынешнюю организационно - правую собственность комбината, то есть сохранить предприятие как производственный кооператив. Скоро срок полномочий председателя истекает, и коллектив встанет перед проблемой выбора. Люди намерены голосовать за того, кто сохранит ПК.
  Первая попытка отстоять свои права вызвала неадекватную реакцию Дмитренко. Здоровый процесс формирования новых экономических и социальных отношений был воспринят как бунт против требовательного начальства. З8 человек, которые осмелились открыто заявить о своих правах, Дмитренко малыми группами вызывает к себе на ковер. После таких разговоров многие утрачивают душевное равновесие.
  Ну а Василий Иванович отгородился не только от «НО», но и от коллектива — крепкий охранник, с которым предприятие заключило договор на охрану ценностей, сопровождает председателя, как говорят пайщики, везде и всюду, даже до дома. Не ошибиться бы с выбором ценности…

20 сентября 2004, 22:00  1730

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Экономика и власть"